Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своего контроля как раз в том направлении, где нас ждет спасение. Если  бы я
был  один,  я все  равно пробрался бы  или прорвался,  смотря по обстановке,
невзирая даже на раненую ногу, а с Людмилой...
     Мысль  оставить ее здесь и  выбираться в одиночку  пришла  мне в голову
вроде  бы  неожиданно,  однако  я  знал, что  она  уже  давно  ворочалась  в
подсознании,  вызревала  исподволь, и только когда окончательно  оформилась,
выбралась наружу.
     А что - вполне  разумная и логичная мысль. Кто она мне? Никто. В лучшем
случае  - женщина, с которой невзначай, по пьяному делу провел ночь.  А не в
лучшем  - она мой враг, предавшая не только меня лично, но и  "Братство", на
которое  работала,  высказывавшая  недвусмысленное  желание  при  первой  же
возможности убить  меня  собственными  руками. И  это  же  благодаря  ей,  в
конечном итоге, я оказался в теперешнем невеселом положении.
     Встать  сейчас тихонечко, бочком, бочком, за угол  - и... Она  сразу не
поймет, в чем дело,  а когда сообразит,  я уже  и голоса ее не услышу. Самое
неприятное и трудное -  суметь  не обернуться,  когда тебя  позовет  слабый,
задыхающийся  голос. Дальше  -  проще. Убедить себя,  что война  есть война,
будет не слишком сложно...
     Я  же  определил, что  в этом "хождении за три  мира" главная  задача -
выжить самому. Остальное - как получится. Я протянул Людмиле руку:
     - Встать можешь?
     -  Могу. - Она,  придерживаясь  рукой за водосточную  трубу,  поднялась
медленно и осторожно, словно  боясь что-то  там внутри себя расплескать. - И
идти смогу,  если не  очень быстро... - голос у нее был тихий,  но ровный. -
Вот как  неудачно вышло, - она  слабо улыбнулась.  - Хочется думать - это не
смертельно?
     - Если не наповал,  то, как правило, не  смертельно. Пойдем потихоньку.
Держись за мой ремень, а я тебя вот так придерживать буду. Ну, потихоньку...
     Она обернулась.
     - А там что? За спиной у нас было тихо.
     - Там  все.  Не  по зубам вы  себе цель выбрали. Кто бежал - бежал, кто
убит - убит. Завтра из газет узнаем, что тут на самом деле случилось.
     -  Извозчика  бы встретить,  -  прошептала Людмила,  - он  бы  нас вмиг
домчал. Так хочется оказаться в тихом, надежном месте, лечь, втянуть ноги...
     - Скоро ляжешь, - успокоил я ее.
     Людмилу  нельзя  бросать  еще  и  потому,  что  она  теперь,  наверное,
единственная, кто знает подробности  происшедшего. Ее нельзя потерять, думал
я  и в  то  же время видел, что никуда мы  с ней не  дойдем. Она  слабела на
глазах,  ноги  у  нее начали  заплетаться. А  мы прошли едва один не слишком
длинный квартал.
     Второго она не осилит, теперь это очевидно. Людмила закашлялась и стала
обвисать у меня на руке.
     - Сейчас, сейчас, это пройдет,  - булькающим голосом прошептала  она. Я
на секунду включил фонарик  и увидел, что крови на ее губах стало больше. Но
все же не струей льется. Может, все действительно не так плохо?
     - Подожди, присядь, я сейчас...
     Мы  стояли  рядом  с  небольшим,  но  аккуратным особняком,  стоящим  в
переулок  тремя  окнами.  По  местному  обычаю  на  ночь  они  были  закрыты
деревянными ставнями.
     Рядом с резной дверью под железным козырьком - глухие  ворота и калитка
с  массивным кольцом  вместо  дверной  ручки. Я потрогал ее, и калитка легко
открылась. Мощенная  кирпичом  дорожка вела в глубь  двора.  Дом  вытянут  в
длину, вдоль стены - открытая веранда. В самом ее конце - наклонная лесенка.
Еще одна  дверь  и окно, за стеклами которого подрагивает  слабый желтоватый
свет. Стараясь ступать бесшумно, я вернулся за Людмилой.


Глава 21

     Я подвел  Людмилу к двери и сделал шаг в сторону,  прижавший  спиной  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.