Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Нет, как здорово  он выразился: "живым"! Словно не только Ванда, но и я
уже не слишком живой. Вдруг?
     И  мне  опять вспомнился  Артур, который видел меня  в "серой  зоне". А
сейчас я в какой?
     - Не  будем  говорить о худшем,  - словно бы  прочел мои  мысли  старый
судейский  волк,  -  но  вообразите,  что  в  следующем  квартале  вас  тоже
подстрелят. И что  мне прикажете делать? В саду вашу даму  закапывать  или в
милицейский участок с заявлением бежать? Нет, уж, будьте так любезны...
     И снова сменил гнев на милость.
     - Если  вам действительно  сейчас некуда ее девать,  послушайте совета.
Вынесите на улицу, положите там, под кустиком где-то. Только уж попрошу,  от
моей  калитки подальше. Утром  успеете  забрать -  хорошо. Нет - и  без  вас
подберут  и  похоронят.  В  общей  могиле,  конечно,  но  уж  это...  Реалии
гражданской войны. Не нами начато... А меня избавьте. Я так и сделал для вас
больше,   чем  можно   требовать  от  порядочного  человека.  Не   смею  вас
задерживать. Разве что на посошок...
     -  Благодарю,  ваше  превосходительство. Здоровье более  не  позволяет.
Но...
     А в принципе старик ведь прав. И в практическом смысле, и в том,  что я
действительно перешел некие нравственные пределы.
     Я поднес стакан к губам. От  запаха меня  чуть не  вывернуло наизнанку,
однако я  сдержался, пригубил,  с омерзением наблюдая,  как  генерал выцедил
свою порцию до дна.
     - Ну хорошо, господин генерал.  Спасибо за все, что вы для нас сделали.
Я не хочу думать, что у вас останутся ко мне претензии.
     Я  взял   куртку  Людмилы,  обшарил  карманы,  чтобы  не  оставить  там
чего-нибудь  нужного.  В  левом  кармане   -  "браунинг",  запасная  обойма,
облепленная табаком от раздавленной пачки папирос.
     А  зато во  внутреннем кармане - перетянутая резинкой солидная пачка не
чего-нибудь, а как раз фунтов стерлингов. Не о  них ли она говорила, поминая
о своем богатстве? Без всяких эмоций я протянул их генералу.
     - Возьмите.  В  память о  нашей встрече. И  о  рабе  Божьей  Ванде. Она
католичка, но Богу,  думаю, это безразлично.  Поставьте свечку за  упокой ее
души. Или  там  молебен, не  знаю,  как  оно принято... -  я махнул рукой. -
Понимаю,  что  давать  деньги  благородному  человеку  оскорбительно,  но  в
нынешние  времена  какой  может быть этикет?  Возьмите,  жить-то  как-нибудь
надо...
     Что самое интересное - он взял. А  я почему-то думал, что откажется  из
глупой гордости. Взял,  как получил карточный долг, не пересчитывая сунул  в
карман халата.
     - Ну, Бог в помощь. Не скажу, что наша встреча была слишком приятна, но
все же... Желаю  дойти туда, куда идете...  И  автоматик  свой  не забудьте.
Пригодится. Только под пальто от греха спрячьте...
     Мудрый старик. Держа Ванду, обернутую  простыней, на  руках,  я вышел в
переулок, постоял, не зная,  что  делать дальше. Странно  все это,  в  такой
ситуации я еще  не  оказывался  никогда. Не знаю,  для чего,  почему,  но  я
вернулся назад, к перекрестку, где все началось и кончилось. Бой давно утих.
Настолько,  что  тишина была даже неестественна. Я  положил  Ванду  рядом  с
исковерканным  корпусом  автомобиля.  Постоял,  склонив  голову.  Вроде  так
принято. Но скорби я не испытывал, к стыду моему, даже наоборот. Облегчение.
Теперь  я  ничего  не  боялся  и  отвечал  только  за  себя.  Как  тогда,  в
Сан-Франциско. А это гораздо проще. Постоял, потом захромал обратно.
     Только  вот  сейчас я  почувствовал,  насколько плохо лично  мне.  Нога
опухла,    будто   бревно,   хотя    рана    была    благополучно   очищена,
продезинфицирована,  и  кость не задета, от колена дергало вверх до пояса, и
наступать было почти невозможно.
     И  куда идти? Район, в  котором я  оказался,  представлял  себе  весьма
приблизительно. С тем, как  эти места выглядели в  нашем  мире, эти улицы  и
переулки не имели  ничего общего,  аза  истекшую  неделю  я выучить наизусть
карту Москвы,  конечно, не успел. Безошибочно я мог  выйти  к цели одним  из

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.