Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

двух кратчайших маршрутов: через Бульварное кольцо  до Большой Дмитровки или
же по Поварской до Моховой, а там  на Тверскую или ту же Большую Дмитровкиу,
только  снизу.  Даже  с  моей покалеченной ногой я бы  добрался за час, беда
только в том, что как раз на этих магистралях появляться никак нельзя.
     Именно  там  уже начинался  или  вот-вот  начнется давно  задуманный  и
тщательно подготовленный  моими друзьями,  теперь  в этом  сомнений не было,
процесс ликвидации мятежа. И все с  этим связанное  - планомерное выдвижение
войск,  блокирование перекрестков, прицельная  и  беспорядочная  стрельба во
все, что  движется, бессудные расстрелы подозрительных, и так  далее  и тому
подобное.
     Сутки-двое благоразумным обывателям лучше  сидеть за закрытыми ставнями
и крепко запертыми воротами. Во избежание...


Глава 22

     Я решил,  что  пробираться  к цели  следует  самыми глухими непроезжими
переулками. Но при том  возрастала опасность заблудиться, они здесь идут под
совершенно непонятными углами и  вполне  способны вывести как  раз туда, где
появляться не следует.
     Меня вдруг охватила острая тоска.  Не  от  страха  за свою  жизнь, а от
бессмысленности  происходящего. Даже на  улицах  Сан-Франциско, преследуемый
умелыми убийцами,  я подобного чувства не испытывал. Чужой город, чужой мир,
чужое время. И  для  чего-то я тут нахожусь. Стоило радоваться избавлению от
смертельных опасностей дома, чтобы попасться в ловушку здесь.
     Был бы я местным,  я бы  так не  нервничал.  Даже в разгар ожесточенных
уличных боев обыватели ухитряются  как-то перемещаться по улицам, не слишком
и рискуя. Именно потому, что это их город и их время,  они интуитивно знают,
как  себя вести и  как разговаривать с вооруженными людьми,  хоть  красными,
хоть белыми.  Я этого не знаю, и  каждый  легко  увидит во мне  чужака. Как,
например, сообразил этот  статский советник. Чужаков же проще всего  убивать
на месте, а не конвоировать куда-то для выяснения.
     И  значит, у меня теперь  один  выход - при малейшей опасности стрелять
первым, как мне ни претит такая перспектива.
     Размышляя подобным  образом,  я  брел вперед,  ориентируясь по памяти и
отчетливо  представляя  только  одно  -  что двух  опасных  рубежей  мне  не
миновать,  но  преодолеть  их  все-таки  можно,  если  сохранять  постоянную
бдительность и выдержку.
     Московские переулки, они даже в благополучном и цивилизованном двадцать
первом веке представляли собой  проблему.  Старательно  сохраненные  и  даже
злонамеренно реставрированные на потребу иностранным туристам в самом центре
исторической части города,  где-нибудь на Чистых или Патриарших  прудах, все
эти  Кривоколенные,  Армянские,  Сверчковы  и  Петроверигские, являли  собой
узкие,  едва  ли не  трехметровой  ширины,  щели,  по  бокам  которых стояли
тщательно  отреставрированные  дома в стиле  чудовищно извращенного  ампира.
Кое-кто называл этот стиль - "вампир".
     Нормальный переулок такого  типа по своей длине трижды меняет название,
трижды - направление и в конце концов становится поперек самого себя. Выхода
в таком случае нет. Переулок обращается в ленту Мебиуса. Даже днем без плана
или без совета  случайно встреченного старожила  выбраться  в цивилизованные
кварталы города крайне проблематично.
     А  что сказать про те  же  переулки ночью, да сто  двадцать лет  назад?
Положение  практически  безнадежно.  Исковерканный, покрытый  жидкой  грязью
булыжник, мертвые стены домов, ни единого лучика света из-за глухих ставень.
То,  что опрометчиво  кажется выходом, оказывается  углубленным в промежуток
между  домами  въездом  частного  владения,  оберегаемым  собаками  с  очень
скверным характером.
     И вдобавок в процессе передвижения с удивлением убеждаешься, что Москва
действительно  стоит  на  семи  холмах,   подъемы  и  спуски   чередуются  с
утомительной  монотонностью,  и на десятой или  двадцатой  минуте странствий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.