Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возвышался крупнокалиберный  пулемет с ребристым кожухом и длинным раструбом
пламегасителя.
     - Поедем в надежное место. Там  и  обсудим все, и кое с кем  из  старых
знакомых   повидаешься.  Только  сначала  через  центр  проскочим,  поглядим
обстановку.  Возьми   на  всякий  случай,  положи  на   колени  и   сними  с
предохранителя,  - он  указал рукой назад, где на стеганых  подушках сиденья
грудой были свалены несколько  автоматов вперемешку с желтыми пластмассовыми
магазинами и брезентовыми гранатными сумками.
     - Главные  очаги мятежников подавлены  почти повсеместно, но мало ли...
Половина наверняка  по домам и чердакам разбежалась. Кто затаился до  лучших
времен, а кто с отчаяния в вервольфов играться вздумает... Вон, слышишь?
     Действительно,  время от  времени  в разных  концах  города еще  слегка
бабахало,  но судя  по звукам,  - совсем  на  окраинах. Беспорядочные хлопки
винтовочных выстрелов, заполошные, перебивающие друг друга автоматные залпы,
а то вдруг даже звонкие, с оттяжкой, удары пушек, полевых или танковых.
     Шульгин резко  дал газ,  покрышки  взвизгнули  по мокрой брусчатке.  На
Дмитровке мы  повернули  влево, на  углу  Кузнецкого снова влево  и не спеша
покатились вниз к Петровке.
     - ... Операцию "Никомед" мы готовили больше двух лет. Поименована она в
честь одного  древнего грека, принадлежащего к  философской школе киников  и
отличавшегося даже среди своих  единомышленников редким  цинизмом. Как-то он
довел своими  хамскими выходками  одного  из достойных афинских  до нервного
срыва, тот  естественным  образом дал  ему в морду.  После  чего  означенный
Никомед повесил себе на щеку табличку. Над синяком: "В это место меня ударил
недостойный  Кратет".  И  все афиняне  жалели Никомеда  и  осуждали  грубого
Кратета. Ну вот и мы тоже...
     - Что, осуждали?
     Шульгин, откинувшись на спинку  сиденья и едва придерживая руль руками,
рассмеялся.
     - Отнюдь.  Использовали  его  методику.  Целых  два  года всеми  силами
способствовали  тому, чтобы  враги  нынешнего  режима  создавали  подпольные
организации, вооружались и, наконец,  выступили, вывели честных коммунистов,
недовольных предательской позицией Троцкого, на улицы...
     - И что? - спросил я, уже догадываясь о возможном ответе.
     -  А  вот что... -  Шульгин  затянутой  в  узкую  черную перчатку рукой
показал за окно машины. Улицы, по которым мы неторопливо проезжали, несли на
себе следы скоротечных, но жестоких боев.
     После  вчерашнего вечера  и  ночи  у  меня в  памяти  остались довольно
сюрреалистические  сцены   вспыхивающих  перестрелок,  бессмысленных  ударов
"растопыренными  руками" во все стороны, будто  драка  пьяных мужиков  после
престольного праздника.
     Сейчас же кое-какая реальная картина начинала  у меня  складываться. Со
стороны правительственных  войск четкий, скоординированный замысел наверняка
был.  Причем  основывался  он,  что  теперь  очевидно,  на  хорошем   знании
обстановки и замыслов противника.
     На каждом направлении  главного удара противника непременно оказывались
готовые к отпору  силы, превосходящие неприятеля по вооружению и опережающие
в тактическом  развертывании. Центр  Москвы представлял крайне удобный театр
военных действий как для атакующих, так и для обороняющихся, вопрос был лишь
в одном - в качестве  разведки  и наличии единого, обеспеченного решительным
управлением  и  надежной  связью плана.  На  этом мятежники  и  прокололись.
Шульгин (то есть его  организация)  знал  о  них  все,  заставлял выявить  и
главные силы, и резервы, а потом бил насмерть.
     На колеса  автомобиля  неторопливо наматывались кривые  и  узкие  улицы
осторожно приходящей в себя  после  очередного  шока  Москвы. Вот  сгоревший
каркас трамвая, оставшегося на рельсах, но обсыпавшего все кругом  осколками
своих окон. На булыжнике - клубки  медных проводов.  Хорошо, хоть  не  видно
внутри трамвая трупов: люди, значит, успели разбежаться.
     Вот перекресток, где совсем недавно случился скоротечный встречный бой,
и  победили  в  нем  явно "наши", потому  что тротуары  и  мостовая  покрыты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.