Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

А эти,  - он презрительно махнул рукой, - просто  недограбили в  свое время.
Сливки  достались  другим,  вот  и  захотелось  очередную дележку  устроить.
Настоящие идеалисты  кончились сорок  лет назад, на тех,  что  шли в народ с
просветительскими целями. Тоже глупо, но понять было  можно. А  как только в
приличных людей бомбы бросать начали... С самого 1881  года судить надо было
исключительно  военно-полевыми судами, и либо к стенке, либо  на пожизненную
каторгу... Глядишь,  теперь бы  жили в России, как люди. Вроде Швейцарии или
Голландии. А игра и сегодня была честная. Каждый делал, что мог и что хотел.
Выиграли бы они - их счастье. Но выиграли мы.
     Убив  - заметь, Игорь,  я  специально подчеркиваю,  без эвфемизмов - не
уничтожив, не обезвредив, не ликвидировав даже, - именно убив, чтоб понятнее
было, большую  часть  наших  противников,  то есть  тех,  кто захотел  силой
изменить установленный нами порядок вещей, мы спасли от аналогичной гибели в
сотни раз большее количество людей и обеспечили им какое-то, пусть условное,
но спокойствие и стабильность на ближайшие десяток лет. А то и на века...
     Главная ошибка  гуманистов XIX-XX веков заключалась как раз  в этом.  В
получившей широкое  распространение идее,  что обдуманно  и  целенаправленно
уничтожить  два  десятка   политических  экстремистов  -  даже  законно,  по
приговору  суда,  за  конкретное  преступление -  недопустимо, отвратительно
даже.  Они, мол,  нигилисты,  ради святого  дела  бомбы в царей бросают  и в
городовых стреляют (между прочим, из тех же крестьян да  отставных солдат на
службу  пришедших),  посему  имеют  право  на убийство  без  суда,  сами  же
неподсудны.
     Ну  а  хоронить  после этого  тысячи совершенно посторонних и  невинных
покойников, в том числе и детей, нормально - закономерные издержки классовой
борьбы.  Главное   -  вовремя  успеть  объявить   свою  цель  возвышенной  и
благородной!  Угрохать  пару  миллионов  ради  захвата,  скажем,  Босфора  с
Дарданеллами  - империализм  и  варварство,  а пятьдесят миллионов ради мной
лично придуманного светлого будущего всего человечества  - величайший подвиг
духа.  Тогда ты  - "Ум, честь и  совесть  нашей эпохи!.." Столыпина называли
вешателем, а Ленина самым человечным из людей. Ну не прелесть ли?!
     Такая  вспышка  эмоций  со  стороны  Александра  Ивановича  была  мне в
новинку,  однако  понять  его было  можно.  Он  ведь  тоже  русский человек,
несмотря  ни  на  что, и  пытается сейчас убедить и меня,  "постороннего", а
главное себя, в собственной правоте.
     Чуть позже  мы выехали на Красную площадь. Ворота Никольской и Спасской
башен были открыты, возле них  стояло несколько танков,  направивших  стволы
пушек в перспективы улиц, на  башнях  сидели, курили, свесив ноги, экипажи в
замасленных комбинезонах, один за одним  выезжали  и  устремлялись  в  город
грузовики  и  бронетранспортеры,  полные вооруженных  десантников,  по  виду
скорее югоросских, чем советских. Я спросил об этом.
     - Кончено. Так и  есть. В учебнике  стратегии генерала Леера  написано,
что  основное  предназначение  резерва  -  нанесение  решительного удара  по
неприятелю. У Троцкого в  нужный момент оказалось три  надежные дивизии, что
начали  сегодня  на рассвете сегодня на  рассвете очистку города  извне, еще
один маневренный полк ГПУ был сосредоточен в Кремле. А вот то, что мы сумели
втихаря  перебросить сюда две ударные  корниловские бригады,  твои вчерашние
коллеги наверняка прохлопали.
     - Они думали, что гарнизон Москвы или на их стороне, или нейтрален, а в
Кремле защищает Троцкого едва батальон...
     - Что и требовалось  доказать, - удовлетворенно кивнул Шульгин и слегка
прибавил скорость. С Ивановского спуска мы выскочили на Москворецкий мост.
     -  Все  точки  базирования  главных сил  мятежников, их  стратегические
замыслы, конкретные планы и содержание отдаваемых приказов мы знали почти со
стопроцентной  достоверностью.  Наши люди  были внедрены  во все  звенья  их
командования, линии связи были  под контролем. Да и ты нам здорово помог.  В
самый   критический   момент   мы   через   тебя   протолкнули   грандиозную
дезинформацию,  последние  сутки Рейли  и  компания практически  работали по
нашему сценарию...
     Перспектива  Ордынки за полтора века изменилась очень  мало,  разве что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.