Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дома  были гораздо  более  неухоженными,  запущенными,  и неровной  булыжное
покрытие заставляло машину трястись и подпрыгивать.
     Здесь, кстати,  обыватели, посторонние и безразличные к происходящему в
центре,  перемещались  по  улицам  свободно  и почти спокойно,  милиционеры,
аналогичные   царским   городовым   своими  черными   шинелями   с  красными
воротниками, стояли на  перекрестках, наблюдая за порядком и делая  вид, что
стрельба по ту сторону Москвы-реки их волнует мало.
     Отвечать на слова Шульгина, пусть и хвалебные, мне не хотелось. Опять я
терзался  глупым  раздвоением личности. Как  добровольно  вступивший в члены
"Братства" должен был бы гордиться своим вкладом в общее дело, а как человек
с  определенными  жизненными принципами не мог  не сожалеть, что  сыграл  не
слишком  благовидную   роль  провокатора,  пославшего  на  верную,   заранее
подготовленную смерть несколько сот или тысяч человек. Подтверждая тем самым
слова Шульгина - любит российская интеллигенция размазывать по щекам розовые
сопли, жалеть  преступника  больше, чем  жертву,  а уж вынужденного стрелять
защитника правопорядка вообще причисляет к исчадиям ада.
     Часа два мы еще  кружили по улицам и площадям, кое-где останавливались,
Шульгин вступал в разговоры  с  воинскими  патрулями, командирами взводов  и
рот,  совершавших какие-то малопонятные для  меня марш-маневры по кольцам  и
радиусам  города,  иногда даже  с пленными  из  сгоняемых  на сборные пункты
колонн. Пленных, кстати оказалось удивительно много.
     Я  понял  так,  что сейчас  арестовывали  уже  не только тех,  кто  был
задержан с оружием  в  руках,  но  и всех  более-менее  причастных к мятежу,
согласно оперативным данным  и  заблаговременно составленным проскрипционным
спискам.
     В  целом  Москва  от двухдневных уличных боев  пострадала мало. Выбитые
стекла, несколько сгоревших домов, меньше тысячи убитых,  по моей оценке. Но
это только  с одной стороны, потому что правительственные  войска,  конечно,
своих  убитых и раненых уносили сразу.  И еще мне было совершенно  очевидно,
что большинство  погибших  убито  точно так же,  как и  бойцы  тех групп,  с
которыми я был  сегодня ночью.  В упор, из засад,  нередко - в  спину, в тех
местах,  где  по  имевшимся  у  них  фальшивым   разведданным  на  серьезное
сопротивление не рассчитывали...
     -  Именно так,  спокойно согласился  Шульгин. - Мало  толку  разгромить
главные силы  неприятеля в  открытом бою. В нем погибают лишь самые смелые и
честные.  Остальные успевают разбежаться  или  вообще отсиживаются в тылу. В
том-то и замысел, чтобы заставить выступить и тех, кто  на  открытый бой  не
способен. Трусов, мародеров,  предателей  и  перебежчиков,  выжидающих,  чья
возьмет. Вот  мы  и дали  им  такую возможность... Урок  преподан не  только
"активистам",  но  и,  как  писал  Козьма  Прутков,   "их  самым  отдаленным
единомышленникам"...
     Спрогнозировать замысел противника, навязать ему генеральное сражение в
нужное  время и в  нужном месте, разгромить  наголову, конечно,  здорово,  -
продолжал  он позже. - Но, по условиям  нашей ситуации, недостаточно. Имей в
виду, Игорь, нас ведь всего несколько десятков человек против  всей планеты,
если  быть  откровенным,  и чисто военная  победа свободно может  обернуться
поражением, поскольку  ни на  одного союзника полностью полагаться нельзя, а
затяжной войны на несколько фронтов нам не выдержать. Чисто физически...
     Поэтому и возникла идея - не просто победить в очередной компании, а на
много  лет  вперед  лишить  неприятеля  не  только  армии,  но и  каких-либо
мобилизационных возможностей... Я понятно выражаюсь?
     -  В основном.  Только  что  значит  последняя  фраза?  Что-то  в  духе
Чингисхана. Надеюсь, вы не предполагаете  вырезать всех  мальчиков, доросших
до тележной оси?
     - Что ты,  что ты, отнюдь! Мы гуманисты...  Я совсем о  другом.  Лишить
врага возможности даже помыслить о повторении подобных силовых решений.
     Одним словом,  план  "Никомед" предполагал спровоцировать "Систему"  на
такие действия, которые позволили бы выявить и заставить выйти в чистое поле
абсолютно всех, на кого  они  рассчитывали как на  своих союзников. И внутри
обеих Россий, и за их рубежами... Дай Бог не ошибиться, но, похоже, удалось.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.