Случайный афоризм
Каталог - напоминание о том, что забудешь. (Рамон Гомес де ла Серна)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дома  были гораздо  более  неухоженными,  запущенными,  и неровной  булыжное
покрытие заставляло машину трястись и подпрыгивать.
     Здесь, кстати,  обыватели, посторонние и безразличные к происходящему в
центре,  перемещались  по  улицам  свободно  и почти спокойно,  милиционеры,
аналогичные   царским   городовым   своими  черными   шинелями   с  красными
воротниками, стояли на  перекрестках, наблюдая за порядком и делая  вид, что
стрельба по ту сторону Москвы-реки их волнует мало.
     Отвечать на слова Шульгина, пусть и хвалебные, мне не хотелось. Опять я
терзался  глупым  раздвоением личности. Как  добровольно  вступивший в члены
"Братства" должен был бы гордиться своим вкладом в общее дело, а как человек
с  определенными  жизненными принципами не мог  не сожалеть, что  сыграл  не
слишком  благовидную   роль  провокатора,  пославшего  на  верную,   заранее
подготовленную смерть несколько сот или тысяч человек. Подтверждая тем самым
слова Шульгина - любит российская интеллигенция размазывать по щекам розовые
сопли, жалеть  преступника  больше, чем  жертву,  а уж вынужденного стрелять
защитника правопорядка вообще причисляет к исчадиям ада.
     Часа два мы еще  кружили по улицам и площадям, кое-где останавливались,
Шульгин вступал в разговоры  с  воинскими  патрулями, командирами взводов  и
рот,  совершавших какие-то малопонятные для  меня марш-маневры по кольцам  и
радиусам  города,  иногда даже  с пленными  из  сгоняемых  на сборные пункты
колонн. Пленных, кстати оказалось удивительно много.
     Я  понял  так,  что сейчас  арестовывали  уже  не только тех,  кто  был
задержан с оружием  в  руках,  но  и всех  более-менее  причастных к мятежу,
согласно оперативным данным  и  заблаговременно составленным проскрипционным
спискам.
     В  целом  Москва  от двухдневных уличных боев  пострадала мало. Выбитые
стекла, несколько сгоревших домов, меньше тысячи убитых,  по моей оценке. Но
это только  с одной стороны, потому что правительственные  войска,  конечно,
своих  убитых и раненых уносили сразу.  И еще мне было совершенно  очевидно,
что большинство  погибших  убито  точно так же,  как и  бойцы  тех групп,  с
которыми я был  сегодня ночью.  В упор, из засад,  нередко - в  спину, в тех
местах,  где  по  имевшимся  у  них  фальшивым   разведданным  на  серьезное
сопротивление не рассчитывали...
     -  Именно так,  спокойно согласился  Шульгин. - Мало  толку  разгромить
главные силы  неприятеля в  открытом бою. В нем погибают лишь самые смелые и
честные.  Остальные успевают разбежаться  или  вообще отсиживаются в тылу. В
том-то и замысел, чтобы заставить выступить и тех, кто  на  открытый бой  не
способен. Трусов, мародеров,  предателей  и  перебежчиков,  выжидающих,  чья
возьмет. Вот  мы  и дали  им  такую возможность... Урок  преподан не  только
"активистам",  но  и,  как  писал  Козьма  Прутков,   "их  самым  отдаленным
единомышленникам"...
     Спрогнозировать замысел противника, навязать ему генеральное сражение в
нужное  время и в  нужном месте, разгромить  наголову, конечно,  здорово,  -
продолжал  он позже. - Но, по условиям  нашей ситуации, недостаточно. Имей в
виду, Игорь, нас ведь всего несколько десятков человек против  всей планеты,
если  быть  откровенным,  и чисто военная  победа свободно может  обернуться
поражением, поскольку  ни на  одного союзника полностью полагаться нельзя, а
затяжной войны на несколько фронтов нам не выдержать. Чисто физически...
     Поэтому и возникла идея - не просто победить в очередной компании, а на
много  лет  вперед  лишить  неприятеля  не  только  армии,  но и  каких-либо
мобилизационных возможностей... Я понятно выражаюсь?
     -  В основном.  Только  что  значит  последняя  фраза?  Что-то  в  духе
Чингисхана. Надеюсь, вы не предполагаете  вырезать всех  мальчиков, доросших
до тележной оси?
     - Что ты,  что ты, отнюдь! Мы гуманисты...  Я совсем о  другом.  Лишить
врага возможности даже помыслить о повторении подобных силовых решений.
     Одним словом,  план  "Никомед" предполагал спровоцировать "Систему"  на
такие действия, которые позволили бы выявить и заставить выйти в чистое поле
абсолютно всех, на кого  они  рассчитывали как на  своих союзников. И внутри
обеих Россий, и за их рубежами... Дай Бог не ошибиться, но, похоже, удалось.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.