Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Как  можно пропустить? Я ведь женщина светская...  а ты неплохо выглядишь, -
сменила она тему. - Помолодел  даже. Мне сказали, ты тут вовсю геройствовал.
Да  я  и  не сомневалась...  - И  легонько  провела рукой  по  моей щеке. Я,
натурально, тут же и растаял.
     Действительно,  чего  теперь  грустить?  Все  свои  живы  и  здоровы, а
остальное - ну, будем  считать,  неизбежности исторического процесса.  И  не
такое видели...
     -  Было кое-что, - с должной степенью небрежности ответил я. - Повоевал
немножко... В глубоком вражеском тылу.
     - И  внес выдающийся вклад в нашу общую победу, - подтвердил возникший,
как черт из  табакерки,  из-за  ближайшего  рододендрона Шульгин.  Очень  не
вовремя, поскольку я, пользуясь уединенностью  места, собирался обнять  Аллу
гораздо более пылко, чем допускалось протоколом.
     На  мой взгляд,  это было  несвоевременно  и странно, но  в "культурном
центре"  готовился  торжественный  прием,  посвященный  успешной  ликвидации
контрреволюционного  и  в  некотором  смысле  даже  антироссийского заговора
"темных сил".
     То есть с улиц еще не убраны тела погибших, и явно никакого следствия и
суда не производилось, но  политическая оценка событий уже определилась. Ну,
может  быть,  у  них так  принято, и не  банкет здесь  будет, в нечто  вроде
тризны.
     В  примыкающих к зимнему  саду  двухсветном белом зале  я встретил всех
знакомых по форту Росс  членов  "Братства"  и  еще  массу  людей,  ранее  не
виденных, принадлежавших к "высшему  свету" столицы  и,  как я понял,  особо
проявивших себя в разгроме мятежа.
     Многие   -   с  дамами,  которые  выглядели  гораздо  пристойнее  своих
кавалеров. Что тоже понятно  - новая советская элита  подбирала себе  подруг
отнюдь  не из  беднейших слоев  крестьянства и  не пролетарских  девушек "от
станка".
     - Будь морально готов, мы намереваемся представить тебя Льву Давидовичу
в качестве скромного героя тайной  войны,  и не исключены проявления  с  его
стороны знаков признательности...
     - Ну  уж это... - Я не успел закончить, как Шульгин.  Похлопав  меня по
плечу, пресек всякие возражения: - Делай что должен, случится, чему суждено.
И  не  вздумай объяснять  Председателю  Совнакорма, что недостоин и вообще к
этому миру отношения не имеешь. Не порть нам дипломатию...
     Александр Иванович  так же  внезапно  и бесследно исчез, оставив нас  с
Аллой снова наедине. Но желание обниматься у меня прошло.
     - Да, в самом деле, Игорь, к чему ломаться? Ты что, не получал туземных
орденов и медалей после  тех своих командировок? А оказаться в  числе личных
друзей  советского деспота совсем не вредно. Кто знает,  когда удастся домой
вернуться?
     Алла всегда была практичной женщиной, я только удивился, как быстро она
освоилась в новом для себя мире. Пожалуй, гораздо лучше, чем я, и держалась,
что с  мужчинами,  что  с женщинами, совершенно  как  равная. Впрочем,  чему
удивляться? По логике она и должна  бы ставить  себя выше их. Ну как  мы это
всегда  представляли: наше время - вершина цивилизации, а те кто жил раньше,
- словно  бы  слегка обиженные  Богом. Не  дожили,  не успели попользоваться
благами прогресса.  С одной стороны, это  понятно, люди прошлого проигрывают
прежде всего в том, что уже успели умереть, а мы еще живы, чем  и счастливее
их. Но с  другой  стороны,  в таком  вот  невероятном повороте  - при личной
встрече разделенных полутора веками поколений оказалось, что нисколько мы их
не  лучше, а  во  многом  и  уступаем.  Но опять же не потому, что они нас в
чем-то  существенном  превосходят, а  просто они  более адекватны окружающей
обстановке.
     - Что ты так  озабочен, Игорь? - спросила Алла, уловив мою депрессию. -
По-моему, все очень даже неплохо. Интересно. Я пока обратно не рвусь. А ты?
     - Ей Богу  не  знаю. Смутно все  как-то. Непривычно.  Даже выразить  не
могу,  но...  Знаю,  что  нет особых  причин тосковать,  но сосет  что-то...
Депрессия. А может, уехать нам куда-нибудь, отдохнуть, тогда и полегчает?..

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.