Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

присвоить  себе чин в  наполеоновском  духе, пока его  не переплюнул  жалкий
генерал-лейтенант Врангель.
     Троцкий заулыбался  сочными  губами из-под скобки  черных  усов, жестом
триумфатора поднял над плечом руку.
     -  Здравствуйте,  здравствуйте! Душевно  рад. И  попрошу  -  без всяких
церемоний.  У  нас  ведь просто  дружеская  встреча, никак иначе. Я бы  даже
сказал - просто ужин после боя.
     Чтобы  специально это подчеркнуть, навстречу  ему шагнул  не занимающий
никаких официальных постов,  не более  чем попечитель  "культурного  центра"
А.Д.Новиков, тоже при  единственном  ордене на  шейной ленте, правда,  орден
этот - святого Николая Чудотворца, полученный за  разгром красных полчищ под
Каховкой. А в  двух  шагах за его спиной, тоже  как совершенно неофициальная
фигура, - военный атташе при посольстве Югороссии генерал Басманов в мундире
императорской гвардейской конной артиллерии.
     Такая вот утонченная игра символами, того типа, когда сорт поданного на
дипломатическом приеме  вина  или вежливый отказ  Великой княжны  от первого
полонеза  с послом Великой державы значат не меньше, а подчас и  больше, чем
публично объявленная нота.
     Ясно было, что и Андрей Дмитриевич, и Лев Давыдович давно и хорошо друг
друга  знают,  однако   сначала  они   обменялись   просто  твердым  мужским
рукопожатием, и  лишь  потом Новиков, чуть  придерживая Троцкого под локоть,
повлек его к парадно лестнице.
     Я  оказался  оттеснен  в  сторону  толпой встречающих,  которые рвались
оказаться поближе к вершителям - все это понимали - судеб двух сильнейших на
сегодня европейских  держав,  но не  пожалел  об  этом. Одна только  сценка,
случайным свидетелем которой я оказался, принесла мне, как репортеру, больше
удовольствия, чем многое и многое из увиденного на этом банкете.
     Справа и слева от арки  главного  входа стояли парные  офицерские посты
охраны. Тоже демонстративно одетые  в царскую гвардейскую форму. Но с совсем
не  соответствующими имиджу  автоматами  "АКСУ" на  парадных  белых плечевых
ремнях.
     А  среди  адъютантов  Троцкого  мне  в глаза бросился  высокий лощенный
красный командир с четырьмя алыми прямоугольниками  в  петлицах и таким  же,
как у Предсовнакорма орденом. Он тоже приотстал, специально  или случайно, и
когда  масса народа  схлынула,  устремившись вверх,  обернулся  к одному  из
охранников: - Виктор, ты ли это?!
     - Господи, Рома, да конечно же!
     Красный полковник  и белый капитан  бросились  друг к  другу в объятия.
Потом отошли к окну  и, наблюдая  со  стороны  за  их оживленной, безусловно
дружеской беседой,  которая  сопровождалась,  кроме  повышенной  тональности
голосов  еще и частым  прикладыванием к  извлеченной "троцкистом" из кармана
плоской фляжке, я в очередной раз понял, что  водораздел  в здешней политике
проходит отнюдь не по идеологическому фронту.
     И вообще эта сценка сказала мне о московской  ситуации гораздо  больше,
чем  солидные социологические исследования,  если бы они  здесь проводились.
Кончено, в двадцатом году она вряд ли могла иметь место, а вообще-то кто его
знает... Если  бы  иначе,  как  стала  возможной вообще эта никем впрямую не
объявленная, но объективно вполне функционирующая красно-белая конфедерация?
     ... Речь  Троцкого,  произнесенная  им за  банкетным  столом с  бокалом
шампанского  в руке, была, как  всегда (насколько я  могу судить по газетным
публикациям, поскольку ранее вождя РСФСР  вживую не слышал),  блестяща  и по
форме  и по  содержанию. В двадцатиминутный  спич  он  вложил  все: и анализ
международных  отношений,  и оценку  внутриполитической ситуации,  заклеймил
происки  мирового  империализма и  коммунистов-догматиков,  не понявших сути
нэпа и скатившихся до роли жалких прихвостней европейских социал-предателей,
популярно  объяснил, почему добрый мир с генералом  Врангелем (который  тоже
демократ, но  слегка иного толка)  гораздо лучше худой ссоры с  ним  же и со
всеми другими  бывшими врагами, которые, как показывает практика, куда лучше
бывших друзей. Он даже развил  эту тонкую мысль - что  враг вообще во многом
лучше, чем друг, потому что диалектика развития говорит о чем?  Враг предать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.