Случайный афоризм
Писатель может сделать только одно: честно наблюдать правду жизни и талантливо изображать ее; все прочее - бессильные потуги старых ханжей. Ги де Мопассан (Анри Рене Альбер Ги Мопассан)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сравнительно ясного сознания продолжался не более четырех-пяти секунд. Далее
- тьма тишины.
     Когда  же она  рассеялась я, к  своему глубокому разочарованию,  ничего
подобного  обрисованному  Артуром райскому саду, цветам  в капельках росы  и
утреннему   солнцу  на   лазоревом  небосклоне  не   увидел.  Хотя   и  знал
необъяснимым, но совершенно естественным для меня образом, что пребываю  уже
в потустороннем мире. Знал о  сущности Великой Гиперсети,  о  ее структуре и
предназначении  и  о  своем  в  ней  месте.  Чувство,  без  всякой  натяжки,
удивительное. Как у студента, по  совету  бабушки  положившего  в ночь перед
экзаменом под подушку  учебник какой-нибудь совершенно неудобовоспринимаемой
органической химии объемом в 1000 страниц, а на утро при всем своем здоровом
скепсисе убедившегося, что знает его наизусть до последней запятой.
     Что еще  следует отметить - все эти мои вновь обретенные знания никаким
образов  не мешали мне  воспринимать  мир, в  который я попал, как абсолютно
реальный, подлинный, единственно возможный,  и вести себя в нем начал не как
актер, играющий "в  предложенных обстоятельствах",  а как человек,  пусть  и
догадывающийся, что спит, но не имеющий возможности произвольно менять сюжет
и "идеологию" выстроенного подсознанием сценария.
     Просто  сознание   мое  расщепилось  таким   образом,  что   одна   его
составляющая воспринимала только "вещный мир" и ничего не знала о другой,  а
другая, мистическая, знала и понимала все, но в дела первой не вмешивалась.
     ... Солнце  садилось в дымной и пыльной мгле. Закат был жесток, холоден
и тревожен. Черная зубчатая  кромка близкого леса  обрезала снизу необычное,
красновато-лиловое полотнище неба. Его пересекали извилистыми лимонно-серыми
полосами странные облака.  Химический огонь  заката, удаляясь от  горизонта,
постепенно  угасал, через розовый,  кремовый, зеленоватый  цвета  сливался с
фиолетово-серой тьмой на востоке, где  озерная  глядь  снова  встречалась  с
топкими берегами. И только оттуда можно было не ждать опасности. А на западе
и на юге пусть едва слышно, но зловеще погромыхивало.
     Тумены кочевников, вторгшихся  из  Зауралья, продолжали разливаться  по
землям  московского  и Тверского княжеств,  и отважные, но  немногочисленные
удельные дружины не могли их сдержать.
     Куда  отошла  объединенная  великокняжеская армия и  где она собирается
дать генеральное сражение, я не знал. Связи не было уже два дня.
     Есаул  Волк  с  двумя сотнями  степных  разведчиков направился на поиск
лесами в сторону Торжка, а я остался  ждать. Трудно сказать, чего. Возможно,
подтянуться остатки сумевших выскочить из петли окружения отрядов, возможно,
вернуться с помощью посланные в Новгород и Псков эстафеты.
     Здесь, на нашем последнем опорном пункте, на острове Столбном, огромные
склады боеприпасов и снаряжения, которые охраняет всего  один пехотный взвод
осташковского ополчения.
     Если кочевники прорвутся и сюда,  сумев форсировать обычно непроходимы,
но  за жаркое  лето подсохшие болота, я должен буду все это взорвать. А сам,
если уцелею... Да что об этом сейчас говорить?!
     "... Откуда, какие кочевники,  какие князья?"  мелькнула краем сознания
трезвая  мысль. Вон,  над крышей двух этажной бревенчатой избы радиоантенна,
из-за   угла   выглядывают  корма   и   край   конической  башни   пушечного
бронеавтомобиля, у меня самого на ремне револьвер в  расстегнутой кобуре,  а
на  крыльце  прислонена  к  перилам  десятизарядная  винтовка  с  оптическим
прицелом.  Двадцатый век же, несомненно, и вдруг кочевники,  татаро-монголы?
Не набег, даже, а грандиозное нашествие из далекого XIII века.
     Но так же отчетливо  я знал,  что все правильно,  я чином  полковник, а
титулом    князь    Игорь   Мещерский,   комендант    Селигеро-Осташковского
оборонительного района, волею солдатской судьбы оказавшийся  один как  перст
на  этом секретном командном пункте... Или до завтрашнего вечера возвратятся
разосланные по всем направлениям дозоры, или придется сжечь КП и укрыться за
стенами Ниловой пустыни,  подключив провода  детонаторов к клеммам подрывной
машинки. Тридцать человек не смогут больше пары часов оборонять километровый
периметр монастыря.
     ... Сразу после наступления  темноты неизвестно откуда хлынул проливной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.