Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Кто указал  ей  единственно верный путь?  Я похлопал Елену по щекам. Длинные
ресницы  дрогнули,  она  открыла  глаза.  Долго  смотрела, не  понимая,  где
находится. Потом узнала.
     - Это  ты, князь  Игорь?  Слава  Богу... -  мне  показалось, она  снова
собралась потерять сознание.
     - Княжна, откуда ты? Что случилось? Ты меня слышишь?
     - Из Ржева. Большое сражение. Отец послал с письмом...
     - Почему тебя одну? Что там случилось?
     - Не одну,  с  полусотней.  В  Селижарово засада.  Письмо  здесь, - она
потянулась рукой к голенищу сапога и уронила голову. Я едва успел поддержать
ее, чтобы не ударилась о край лавки.
     От Ржева, верхом,  почти  полтораста верст.  Даже  урожденному степняку
тяжело, а тут - юная  девушка, пусть даже  и  умелая наездница. Одно дело  -
княжеская охота, совсем другое - война. Рысью, галопом, карьером, через лес,
буераки,  речки, под  вражескими  пулями...  Полусотня,  наверное,  погибла,
спасая Елену... Селижарово - это плохо, это очень плохо.
     Стаскивая  с  девушки  узкие, покрытые  липкой рыжей  глиной сапоги,  я
увидел  заклеенное  в  пергаментный  конверт  письмо,   скрепленное  красной
великокняжеской печатью. Ладно, успею, несколько минут уже ничего не решают,
а  княжна мокрая  до нитки, продута осенними ветрами, ее  растрясло  сотнями
верст отчаянной  скачки. Если даже не подхватит воспаления легких, завтра не
то что  в  седло  вновь сесть,  по  комнате пройти  не сможет. Нам  эти дела
знакомы...  Вот  сейчас пропарить  ее как  следует, сделать массаж,  напоить
крепкой медовухой, завернуть в бурку, тогда, Бог даст, и обойдется. А поутру
такое может начаться...
     Когда я начал раздевать Елену, руки у меня дрожали. Чего скрывать, года
два уже я был влюблен в княжну до умопомрачения.  Нет - почти умопомрачения,
поскольку у меня хватало сил не  только избегать бессмысленных поступков, но
и не подавать виду, что...
     Хотя Елена, как мне кажется,  догадывалась  кое о чем, и  обращенные на
меня взгляды часто бывали благосклонны, а слова - любезны.
     Хорошо,  что по долгу  службы  мне доводилось  появляться при дворе  не
слишком часто. И вот сейчас...
     "Нет,  нет, ничего  не происходит. Ты просто оказываешь помощь раненому
товарищу", - уговаривал  я себя, сноровисто, но осторожно освобождал  княжну
от неуместных на ее прелестном теле предметов солдатской амуниции. Но кто-то
опытный  и  умный собирал ее  в  далекий путь. Никаких не позволил ей надеть
женских штучек,  которые через десяток верст растерли б кожу до крови и сами
расползлись бы в клочья на втором десятке.
     Впервые я увидел вблизи и наяву ее остроконечные маленькие груди.
     - Что ты делаешь, князь, оставь меня. - Елена вновь очнулась, дернулась
назад,  садясь  на  лавке, мне  показалось  -  вознамерилась оттолкнуть меня
ногами.
     - Не думай  о  глупостях, Елена, я  врач  сейчас, а  тебе  очень плохо.
Закрой глаза и подчиняйся. Перед дворцовым лекарем раздеться не боишься ж...
     Наверное, и вправду чувствовала она  себя так плохо, что прочее ей было
безразлично. Она лишь слабо кивнула головой...
     Не  меньше часа я  отогревал  ее в лохани  с горячей  водой,  оглаживал
веником в парилке, проделал все приемы азиатского массажа, кое-чему обучился
в банях Бахчисарая и Тмутаракани. Я трогал, гладил, мял руками каждый вершок
ее тела, к  которому вчера еще не мог  помыслить  прикоснуться  даже  сквозь
одежду. Запоминал каждый его изгиб, выпуклость и ложбинку, каждую родинку...
     Мне показалось, что полностью  уже придя в себя,  да и  невозможно было
прийти   после   всех  лечебных  манипуляций,  она   специально   изображала
расслабленность и  безразличие к происходящему, потому что иначе пришлось бы
встретиться  со  мной глазами, вступить  в разговор,  а каково  это  великой
княжне признать, что в здравом уме она, обнаженная, общается наедине с почти
равным себе мужчиной? Древнеримские  матроны позволяли массировать и умащать
себя благовониями рабам, а не патрициям, если только они не любовники.
     Потом  растер  княжну вдобавок  крепкой  водкой, настоянной  на травах,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.