Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

повышаться.
     Я подумал, что,  продолжая  в этом же роде гонять  свои  мысли по кругу
абсолютно  неразрешимых  в данных обстоятельствах антиномий,  я могу  только
уверенно сойти с нарезки. Никакого другого практического эффекта мои догадки
и логические построения произвести не в силах.
     Настроение мое слегка напоминало то, что могло быть у экипажа подводной
лодки лежащей на грунте  с пробитыми балластными цистернами.  Всплыть скорее
всего  не  удастся,  но пока вроде в  порядке: тепло, сухо, нормально светят
плафоны,  регенераторы  очищают воздух, на камбузе полно  провизии. Умирать,
видимо,  придется  но  не  сейчас. И  остается  какая-то надежда.  Спасатели
разыщут  или  через  торпедные  аппараты  попробуем  выбраться.   Такая  вот
оптимистическая трагедия.
     Предаваться же отчаянию было просто скучно. Надоело. Я  сидел, медленно
пускал дым  тонкой струйкой сквозь сложенные, как для  свиста, губы, и ветер
сразу же срывал его, уносил в темноту.
     Ни  самостоятельной гипотезы,  ни разумной  линии поведения  у меня  не
складывалось.  Чувствовать себя  экспериментальной крысой  в лабиринте  было
противно. Я догадывался, что  оттого,  как я  стану  теперь поступать, будет
каким-то  образом  зависеть  дальнейшее  развитие  событий.  Жаль  только  -
невозможно предугадать, какое именно  поведение будет  предпочтительнее  для
благоприятного исхода.
     В действие слепых  сил и законов природы я  не слишком верил. В Бога  -
тоже, хотя  отец Григорий приложил немалые  силы к моему обращению.  Если со
мной  произошла очередная пакость, на первый взгляд намного худшая, чем все,
имевшие место раньше, значит некто сделал свой рассчитанный ход. В то, что к
моим бедам впрямую причастны Андрей  с  Шульгиным,  мне верить  не хотелось.
Подобное  случалось за многие годы  до знакомства с ними, и на совсем другой
исторической  линии. Скорее,  наоборот - встреча  с  Новиковым  во  Фриско -
очередное звено в веригах, что сковала для меня судьба, рок,  да та же самая
Гиперсеть, которая, очевидно, едина для всех времен и реальностей.
     Даже можно  предположить (я об  этом пробовал  думать и  раньше, только
вовремя останавливался), что мы с Андреем какие-то своеобразные аналоги друг
друга, "ремейки",  так сказать  одного  и  того же человеческого  генотипа с
поправкой на время и обстоятельства.
     А слепые силы природы - нет, их вмешательства я предполагать не буду по
самой простой  причине. Даже если они и существуют. Одно дело, когда  тебя в
пропасть стараются столкнуть  люди. С ними можно бороться, и неизвестно, кто
победит.  Совсем  же другое, когда ты  просто  поскользнулся  на обледенелой
тропе и твоя жизнь определяется только формулой E=mgh.
     И  вот  еще  что  обнадеживает. Тело  ведь мое по-прежнему  (а так ли?)
находится под  присмотром друзей, в таинственной московской  квартире, а они
люди  достаточно опытные,  с подобными инцидентами сталкивались и несомненно
что-нибудь придумают.  Если же перекинуло  сюда вместе с телом (а это как-то
объясняет и  то,  что  я  все  еще  здесь, и вызывающую естественность  моих
физических реакций), то возникает  целый веер возможностей и вариантов. Хоть
так, хоть этак - делай, что должен, свершится, чему суждено.
     К месту вспомнился кумир  мальчика  Марка - его тезка, философ-стоик на
римском троне.
     Я докурил сигарету, выбросил окурок,  и  глаза,  которые  волей-неволей
фиксировались на ярком алом огоньке, заново стали привыкать к темноте.


Глава 6

     Вдалеке,  в самом конце уличного порядка, метрах в двухстах, а может, и
дальше,  светился другой  огонек. Бледный и  слабый,  похожий  на  проблески
карманного  фонаря  с  подсаженными   батарейками.   Я   вскочил,  подхватил
винчестер, почти автоматически взвел тугой курок. Ситуация явно осложняется.
Раз  здесь  появились  еще  какие-то существа, кроме нас, значит, непонятная
игра переходит в новую фазу. Миттельшпиль или сразу эндшпиль?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.