Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мои "космические видения" приобретают большую убедительность.
     Бессмысленно опасаясь  каких-то еще тайных  врагов,  я пробирался вдоль
покосившихся  заборов  правой  стороны  улицы  (здесь  я  использовал  уроки
Шульгина, который учил, что в случае  чего стрелять навскидку  влево  легче,
чем наоборот).
     Я  проверял  -  да,  действительно.  И еще  я мысленно обзывал  всякими
словами  тех, кто  сообразил  перенести  меня сюда  в  той самой одежде, что
хороша названом  ужине, но крайне неудобна в походе. Узкие, парадно-выходные
туфли вязли  в песке, колючий бурьян цеплялся за синтетические брюки, тонкий
пиджак совсем не защищал от холодного ветра. Лучше бы я оставался в походном
мундире князя Мещерского.
     Приблизившись к объекту своего интереса на полсотни шагов, я понял, что
ввело меня  в  заблуждение. Разросшиеся  кусты лещины  выбрались  далеко  за
пределы палисадника, чуть ли не до середины улицы, и их  раскачивающиеся под
ветром ветви создавали  иллюзию мигающего  и движущегося источника света. На
самом же деле неярким, но ровным желтоватым огоньком светилось боковое окно,
такой же, как наша, полутораэтажной, чуть покосившейся избы.
     Картинка  эта   в  вымершей   деревне  производила   не  самое   лучшее
впечатление. Более того - меня охватила  смутная, но  острая  тревога. Людей
тут  не было  еще  три-четыре  часа назад,  если  только они не  прятались в
глубоких  подвалах,  как  во  времена  татаро-монгольского  нашествия, и мои
пробные выстрелы заставили их сидеть еще более  тихо, чем  к  моменту нашего
здесь появления.
     Предположение  нелепое,  но и факт наличия в  доме людей и других любых
существ, умеющих с  наступлением темноты включать  осветительные устройства,
опровергнуть невозможно.  Естественных источников  света  такого  спектра  и
интенсивности, функционирующих внутри жилых помещений, я представить себе не
мог тем более.
     Упирая приклад  винчестера  в бедро  и  не  снимая пальца со  спуска, я
подкрался к окну и заглянул в его нижний угол.
     Сказать, что я замер от ужаса,  было бы преувеличением. Означенный ужас
я уже пережил на безымянном острове, причем по той же самой причине.
     Покойники. Я видел  их там и снова увидел сейчас и  здесь. Причем в том
же  самом  обличье.  Они  сидели  по  сторонам квадратного  стола,  в центре
которого горела керосиновая  лампа  со  слегка закопченным у верхнего обреза
стеклом, неподвижно, словно группа восковых фигур из музея. Но муляжами явно
не являлась. Какие-то движения время от времени  каждый из них совершал. Мне
показалось, что и  губы  у них двигаются,  хотя  и очень  замедленно, словно
ведут они какой-то свой, неслышимый для живых разговор.
     Спиной  ко мне сидел  тот, кого я увидел на острове первым, - мужчина с
разбитым затылком и засохшими потеками крови на плечах  и  спине. Напротив -
Вера,  в  том  же  распахнутом цветном  халатике,  что  был  с  ней  в каюте
"Призрака", когда мы нашли ее безжизненное тело.
     Справа и слева от нее  - еще двое. Их я  тоже видел  на  острове. Один,
судя по его лицу, был задушен, второй - убит  ударом кувалды Артура в висок.
Такая же судьба ждала и меня...
     Акт второй того, что оказалось трагедией, а сейчас? Ее автор и режиссер
вряд ли отличаются тонким вкусом. Явный срыв в мелодраму.
     Или... Или эта постановка предназначена не  для  меня. Но тогда  почему
Артур,  отличавшийся  сверхъестественным чутьем  (в  буквальном  смысле), не
уловил сейчас столь близкого присутствия своих  бывших друзей, а тем более -
Веры. О разлуке с которой так печалился.
     Может быть, он действительно здесь, внутри специально сконструированной
псевдореальности, стал обыкновенным человеком? Сменил знак, как при переносе
числа из одной части уравнения в другую?
     Повторяю,  страшно  в  обычном  смысле  этого  слова мне  не  было, для
охватившего меня  чувства  я  просто не имею подходящего термина. Я  ведь не
Гоголь,  я человек с неприлично здоровой  психикой, без которой не  обойтись
представителям  ряда профессий, от  патологоанатомов  до  репортеров. Люди с
более тонкой душевной организацией называют это цинизмом.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.