Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  Пойди,  поздоровайся  с  Аллой,  она  будет  рада,  - взял  на  себя
инициативу  Новиков. -  А  тебе  я, Артур,  уж  ты  прости,  хочу задать еще
несколько вопросов. Надеюсь, что последних...
     Удолин внимал Артуру с жадным любопытством, потом начал объяснять ему и
комментировать  случившееся  с  ним  же, ссылаясь  на  то,  что  у  человека
одновременно имеются  физическое,  эфирное, астральное, ментальное  и высшее
тела,  и вот  после  разрушения физического тела его функции  взяло на  себя
эфирное,  которое   под  влиянием  перенесенных   страданий  и  просветлений
укрепилось настолько,  что обрело материальность  и теперь останется таковым
до перевоплощения в высшее...
     Мне стало  вдруг удивительно  скучно. Столько  уже  со  мной  произошло
событий,  которые   я   был   не  в   силах,  что  слушать   еще  и  заумные
разглагольствования полупьяного старика...
     Я пошарил глазами по столу и окрестностям, не увидел ничего подходящего
и движением головы указал Шульгину  на дверь.  Он  понял  и встал, а Новиков
сделал  рукой  успокаивающий жест и остался. Ну, ему, может быть, это  нужно
для дела.
     В большой кухне с резным дубовым столом на пузатых ножках и примитивной
газовой плитой, которая получала топливо неизвестно откуда, поскольку я знал
уже  -  нынешняя   Москва  централизованного   газоснабжения  не  имела,  мы
по-студенчески  пристроились  на  широком  подоконнике,  Александр  Иванович
сковырнул  пробку с белой цилиндрической бутылки, по-братски поделил соленый
огурец. Сглотнул водку. Как безвкусную холодную воду. Закусили.
     - Хочешь анекдот? - спросил Шульгин, с пониманием глядя на меня. - А то
ты как-то очень серьезно ко всему относишься.
     - Покрутился бы ты с мое, не знаю, что сам бы делал...
     - Да что особенного? Ну  война, ну революция, ожившие покойники и живые
мертвецы. Делов-то. Ты, кстати, тост Андрея четко осознал?
     - "... мы бьемся с мертвецами, воскресшими для новых похорон". Тут, как
вообще у гениальных прозорливцев, классиков то  есть,  каждый может отыскать
всевозможные откровения, а также и намеки на что-то, лично нас касающееся...
Лично я это так примерно и понимаю. Мы живем в неожиданно нестабильном мире.
Для  нас,  естественно.  Для  всех  прочих  он  -  единственно  возможный  и
непреложный. Так?  Но  раз будущее,  как следует  из нашего  с  тобой  здесь
пребывания, существует, то отчего же  не вообразить, что будущее отбрасывает
сюда свою тень?
     Я сделал умное лицо, будто бы  соглашаясь с высказанным тезисом.  А сам
подумал:  "Тень?  Какую  собственно?  Если  для  здешних  людей  будущее  не
наступило, о  чем  можно говорить?  Но если мы и вправду есть, родившиеся на
десятилетия и века позже. Отчего же и нет?"
     -  И  вот,  - продолжал Александр  Иванович,  -  при  сем гипнотическом
раскладе отчего ж не вообразить, что по отношению к  нам  все нынешние  люди
суть естественным образом воскрешенные нашей волей или неволей покойники? Я,
а  тем более ты имели  возможность  видеть могилы наиболее известных здешних
обитателей то на Новодевичьем,  а то и в Кремлевской стене. Теперь же -  вот
они.
     Я пока не улавливал хода его рассуждений,  но  послушать его все  равно
было  интересно.  После  всего случившегося,  после бесед  с  потусторонними
Держателями мира приятно было пообщаться с  абсолютно  нормальным человеком,
озабоченным естественными  мужскими проблемами. Выпиваем вот, закусываем чем
Бог послал. И, может быть, это уже - навсегда? Побеседовали со мной Игроки и
забыли. Фигурка  с  одной  из  десятков досок во  время сеанса одновременной
игры.
     А  за  окном,  оказывается, начал  падать  первый  в  этом  году  снег.
Медленные,  крупные  снежинки  пролетали  перед  окном,  словно  парашютисты
грандиозного   десанта,  и  ложились  на  покрытый  жидкой  грязью  булыжник
переулка,  где  мгновенно  таяли,  и  на  бурые  крыши  двухэтажных  домишек
напротив, покрывая их нежной белой порошей.
     Господи, как давно я не  видел чего-то вот такого же тихого, спокойного
мирного.  Все в этом мире чужое, ну почти все, а вот небо  здесь такое же, и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.