Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

настолько, что не хотел  вспоминать, откуда я, где  нахожусь  на самом деле.
Знал это, но оно как бы не имело никакого значения. Нет, пожалуй, я не сумел
передать...  Счастье было такое, как  после долгого  перехода через пустыню,
после  сводящей  с ума  жажды дойти  до источника  и пить  не  отрываясь,  и
благословлять пустыню и жажду, потому что без них ты  никогда не испытал  бы
неземного блаженства - пить холодную воду сколько хочешь...
     Гораздо позже - это я для тебя  говорю "позже" - на  самом деле там нет
времени в вашем смысле, память о земном существовании все же восстановилась,
и я вдобавок узнал, кто я теперь и в чем смысл всего происшедшего...
     Смерть, жизнь - ничего не значащие слова. Какое  дело бабочке до смерти
куколки? Я успел столько понять и почувствовать, что потребуются сотни тысяч
слов, чтобы хоть приблизительно рассказать об этом. И столько  же новых слов
и понятий  придумать... Я уже говорил об отчетах пациентов, якобы переживших
клиническую смерть. Не верь,  все такая же чепуха,  как монография евнуха об
ощущениях султана, пережитых им с каждой из своих наложниц...
     И тут  он точен  в  выборе аналогий,  подумал я, именно эта сфера жизни
наименее  выразима словами, особенно  для того,  кто  всю  жизнь  был  всего
евнухом...
     - Я приготовился войти в  новый  мир, - давай  для удобства назовем его
раем, - как астронавт готовится перешагнуть  порог открытого шлюза. Пока что
я видел и знал лишь то, что успел увидеть  глазами, но  самое интересное еще
впереди - невообразимые впечатления...  Дальше  домысливай сам. Ты летал, ты
знаешь... Только  представь еще,  что твой звездолет способен в доли секунды
доставить  тебя на любую из  видимых  в небе звезд, и в  твоем  распоряжении
вечность,  но эта планета - первая... Ты  жаждешь  встречи с ней, как первой
близости с девушкой, в которую так долго был безнадежно влюблен, и вдруг она
сказала - "Да!"
     Такое  впечатление, что Артур очень долго  ждал  возможности  высказать
кому-нибудь то,  что говорил мне сейчас.  Раскрывает истерзанную  душу. Или,
вдруг    подумал    я,    убеждает,    словно    не    лишенный   артистизма
вербовщик-профессионал, наняться на каравеллу Магеллана...
     - Но... Но тут меня вдруг стало всасывать  обратно... Как течением в ту
самую подводную пещеру... Или как  в гигантскую мясорубку. Через те же самые
чувства и страхи, что я пережил, умирая...
     Нет  ничего  омерзительнее  и безнадежнее,  чем обратная  дорога  через
смерть.  С  чем можно еще  сравнить?  Ты  немыслимо  долго  лежал  в  жуткой
больничной  палате,  истерзанный и  израненный,  однажды проснулся здоровым,
поверил  в  исцеление, вышел в  цветущий  весенний сад, с поющими  птицами и
плещущимися  в пруду  прелестными девушками, успел  погрузиться в прозрачную
чистую воду, увидел совсем рядом капельки воды на смуглом обнаженном теле...
И вдруг  очнулся в  той же палате,  закованный в гипс,  брошенный  в стократ
тягчайшую боль, неподвижность, зловоние...
     "Ты  сентиментальные  романы для  женщин не  писал, часом?"  - хотел  я
спросить Артура, но спросил другое:
     -  Неужели  так  плохо  в  нашем  мире?  А  я до  сих пор  считал,  что
воскреснуть - великое благо. Раз мы так с тобой вдруг разговорились,  я тоже
скажу...  Действительно, видел я красивые  места. Там,  у  далеких  звезд...
Гавайский  пляж  рядом  с  теми  морями  и  пляжами  - как берег  протухшего
болота... Но все равно тянуло домой. Не понимаешь?
     -  Это  ты не понимаешь. И зря я стал сейчас об этом говорить. Я только
не хочу,  чтобы ты считал меня  монстром и  убийцей,  взбесившимся трупом...
Воскреснув в камере витализатора, я мучительно захотел обратно. Людей вокруг
воспринимал  как  жутких и  жалких  уродов. Но помнил,  что  они  были моими
друзьями. И я решил, что взять их с собой в тот мир - великое для них благо.
И сделал так.  Только Алла успела  скрыться... Я стоял среди трупов  и вдруг
понял, что они-то уже там, а я навеки останусь  между... Что  в человеческом
теле я стал бессмертным... в том  смысле,  что никаким образом не  смогу еще
раз по-настоящему умереть... Фактор Т, как мы его назвали, не вирус  смерти,
а катализатор для  перехода в иную  форму бытия... При "воскрешении" его  из
меня вымыли  полностью... Тело и душа утратили способность к эволюции... Да,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.