Случайный афоризм
Поэт - это человек, у которого слова не расходятся с рифмой. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

настолько, что не хотел  вспоминать, откуда я, где  нахожусь  на самом деле.
Знал это, но оно как бы не имело никакого значения. Нет, пожалуй, я не сумел
передать...  Счастье было такое, как  после долгого  перехода через пустыню,
после  сводящей  с ума  жажды дойти  до источника  и пить  не  отрываясь,  и
благословлять пустыню и жажду, потому что без них ты  никогда не испытал  бы
неземного блаженства - пить холодную воду сколько хочешь...
     Гораздо позже - это я для тебя  говорю "позже" - на  самом деле там нет
времени в вашем смысле, память о земном существовании все же восстановилась,
и я вдобавок узнал, кто я теперь и в чем смысл всего происшедшего...
     Смерть, жизнь - ничего не значащие слова. Какое  дело бабочке до смерти
куколки? Я успел столько понять и почувствовать, что потребуются сотни тысяч
слов, чтобы хоть приблизительно рассказать об этом. И столько  же новых слов
и понятий  придумать... Я уже говорил об отчетах пациентов, якобы переживших
клиническую смерть. Не верь,  все такая же чепуха,  как монография евнуха об
ощущениях султана, пережитых им с каждой из своих наложниц...
     И тут  он точен  в  выборе аналогий,  подумал я, именно эта сфера жизни
наименее  выразима словами, особенно  для того,  кто  всю  жизнь  был  всего
евнухом...
     - Я приготовился войти в  новый  мир, - давай  для удобства назовем его
раем, - как астронавт готовится перешагнуть  порог открытого шлюза. Пока что
я видел и знал лишь то, что успел увидеть  глазами, но  самое интересное еще
впереди - невообразимые впечатления...  Дальше  домысливай сам. Ты летал, ты
знаешь... Только  представь еще,  что твой звездолет способен в доли секунды
доставить  тебя на любую из  видимых  в небе звезд, и в  твоем  распоряжении
вечность,  но эта планета - первая... Ты  жаждешь  встречи с ней, как первой
близости с девушкой, в которую так долго был безнадежно влюблен, и вдруг она
сказала - "Да!"
     Такое  впечатление, что Артур очень долго  ждал  возможности  высказать
кому-нибудь то,  что говорил мне сейчас.  Раскрывает истерзанную  душу. Или,
вдруг    подумал    я,    убеждает,    словно    не    лишенный   артистизма
вербовщик-профессионал, наняться на каравеллу Магеллана...
     - Но... Но тут меня вдруг стало всасывать  обратно... Как течением в ту
самую подводную пещеру... Или как  в гигантскую мясорубку. Через те же самые
чувства и страхи, что я пережил, умирая...
     Нет  ничего  омерзительнее  и безнадежнее,  чем обратная  дорога  через
смерть.  С  чем можно еще  сравнить?  Ты  немыслимо  долго  лежал  в  жуткой
больничной  палате,  истерзанный и  израненный,  однажды проснулся здоровым,
поверил  в  исцеление, вышел в  цветущий  весенний сад, с поющими  птицами и
плещущимися  в пруду  прелестными девушками, успел  погрузиться в прозрачную
чистую воду, увидел совсем рядом капельки воды на смуглом обнаженном теле...
И вдруг  очнулся в  той же палате,  закованный в гипс,  брошенный  в стократ
тягчайшую боль, неподвижность, зловоние...
     "Ты  сентиментальные  романы для  женщин не  писал, часом?"  - хотел  я
спросить Артура, но спросил другое:
     -  Неужели  так  плохо  в  нашем  мире?  А  я до  сих пор  считал,  что
воскреснуть - великое благо. Раз мы так с тобой вдруг разговорились,  я тоже
скажу...  Действительно, видел я красивые  места. Там,  у  далеких  звезд...
Гавайский  пляж  рядом  с  теми  морями  и  пляжами  - как берег  протухшего
болота... Но все равно тянуло домой. Не понимаешь?
     -  Это  ты не понимаешь. И зря я стал сейчас об этом говорить. Я только
не хочу,  чтобы ты считал меня  монстром и  убийцей,  взбесившимся трупом...
Воскреснув в камере витализатора, я мучительно захотел обратно. Людей вокруг
воспринимал  как  жутких и  жалких  уродов. Но помнил,  что  они  были моими
друзьями. И я решил, что взять их с собой в тот мир - великое для них благо.
И сделал так.  Только Алла успела  скрыться... Я стоял среди трупов  и вдруг
понял, что они-то уже там, а я навеки останусь  между... Что  в человеческом
теле я стал бессмертным... в том  смысле,  что никаким образом не  смогу еще
раз по-настоящему умереть... Фактор Т, как мы его назвали, не вирус  смерти,
а катализатор для  перехода в иную  форму бытия... При "воскрешении" его  из
меня вымыли  полностью... Тело и душа утратили способность к эволюции... Да,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.