Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Однако  помнил я  и  о  том,  чем закончилось  тоже вполне  невинное  и
разумное приглашение Майкла. Куда ни кинь, одним словом.
     А  дни  все  текли в неге и  роскоши. Кроме общепринятых на  "Призраке"
развлечений я нашел себе еще одно, персональное. Как я уже упоминал, на яхте
не  было экипажа, что  поначалу  меня несколько удивило. А он и в самом деле
оказался  не нужен, разве  что Новиков с  Ириной пожелали бы вести абсолютно
барскую жизнь.
     Автоматика   управления   была   настолько  совершенна,   что   участие
судоводителя  требовалось  лишь  при  швартовках   или   в  каких-то  трудно
представимых  форс-мажорах.  Компьютер  сам  следил  за  курсом  и  погодой,
управлял  парусами  и двигателем, мог маневрировать  в полном соответствии с
обстановкой и правилами предупреждения столкновения судов.
     Потому  и  мог  Новиков  в  одиночку бороздить океаны на  трехсоттонной
трехмачтовой яхте с гафельным вооружением.
     Однако я выговорил  себе право стоять ночные вахты - с нуля до четырех,
а чаще  -  с  четырех до  восьми. Опять же  как  дань  детским романтическим
мечтаниям.
     Уж  больно  хорошо,  отключив  автопилот,  стоять  на  зыбком  мостике,
смотреть  на  освещенную  зеленоватой  лампочкой  нактоуза катушку  компаса,
чутким ухом ловить по гулу такелажа момент, когда - но ни секундой раньше  -
следует брать рифы и брасопить  реи,  чтобы  не лишиться  мачт,  но  и  узла
скорости не потерять напрасно, воображая, что за кормой стригут гребни  волн
"Катти  Сарк",  "Фермопилы"  и  "Челлэндж"  в  извечном  стремлении  первыми
доставить в Лондон груз драгоценного цейлонского чая...
     Новиков,  все правильно  понимая, отнюдь  не  возражал, да иногда и сам
поднимался ко мне,  чтоб поделиться вдруг пришедшей в голову и заслуживающей
обсуждения  мыслью,  или  просто  молча  покурить, облокотившись  о  дубовый
планширь.
     И  обо многом мы  успели  переговорить  за последнюю  неделю. Андрей по
своему  психотипу  относился к людям,  которым необходим собеседник или даже
просто слушатель, способный понимать извилистый ход их мыслей. Например -  о
истинной сущности Артура. К  примеру, нам  обоим хотелось понять,  о чем все
время  он  так напряженно думает? Неужели  же только и  по-прежнему о  своем
пресловутом  праве  на  смерть.   Неужели  совсем  не  трогает  его  красота
окружающего мира, прекрасный  миг такой короткой, единственной  человеческой
жизни? Вот  это все - прозрачная  на десятки метров  вглубь вода,  жемчужные
облака на  зеленовато-розовом закатном небе,  ощущение ласкающего обожженную
солнцем  кожу  соленого ветра,  предвкушение ужина с  неторопливой дружеской
беседой  под ледяное шампанское  и  густой бенедектинский ликер  с гедасским
кофе,  таким  крепким,  что   каждый   глоток  нужно   запивать  пузырящейся
минеральной водой... Неужели для него все это -  по-прежнему  лишь  тоска  и
мерзость убогой больничной палаты?
     Еще  Новиков часто  - о  чем  бы  мы  ни  говорили  вначале  -  легко и
непринужденно  переводил  беседу  на  темы  моего  земного   и  космического
прошлого, и я не раз ловил себя на ощущении,  что идет обыкновенный, пусть и
крайне деликатный допрос.
     Но куда  важнее оказалось то, что совершенно неожиданно мое пристрастие
к одиноким ночным бдениям сыграло еще и чисто медицинскую роль.
     Одним  из  проявлений  развившегося  у  Аллы невроза, наряду с  многими
другими  неприятными  симптомами,  была  поначалу  удивившая  меня, а  потом
заставившая всерьез страдать острая неприязнь к так называемой личной жизни.
     Уютные, но тесноватые каюты "Призрака"  вообще не слишком располагали к
любовным  утехам. Какая  может быть раскованность  и "мексиканская страсть",
если и одному человеку там едва  хватает  свободного места, чтобы раздеться,
не  цепляясь  плечами и локтями за  шкафы и переборки (особенно при  моих-то
габаритах), а второму при  этом пришлось бы ждать в коридоре или  забираться
на стол. Койка  же  с  высоким  бортиком удобна  лишь тем,  что  из  нее  не
вывалишься в любую качку. О звукоизоляции я вообще не говорю.
     А  у Аллы  как раз образовался сдвоенный  синдром:  клаустрофобия  плюс
страх того,  что с ней  чуть не случилось  в бункере.  Вот  и как отрезало -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.