Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Крэг огляделся по сторонам и обнаружил, что мрак отступает  и  вокруг
становится светлее.  Выходит,  он  всю  ночь  пролежал  здесь?  Непонятно.
Впрочем, какое это  имеет  значение?  Главное,  что  эта  сияющая  девочка
доставила  сюда,  к  нему,  всех  банкиров-вкладчиков,   специалистов   по
залоговым документам, брокеров-комиссионеров и специалистов по акциям. Они
находились  здесь  и  хотели  выслушать  объяснения  по  поводу   замыслов
Крэгги-вегги, Туми-вуми. А потрясающая истина состояла в том, что все  это
- "обезьяньи делишки". Именно в этом и состояли все его замыслы -  ярды  и
ярды "обезьяньих делишек", мили "обезьяньих делишек". И когда он им скажет
об этом, тогда они...
     - Они меня отпустят... ведь так?
     "Да", - ответила она. - "Но тебе надо  торопиться,  Крэг.  Ты  должен
поторопиться, прежде чем они решат, что ты не придешь, и уйдут".
     Крэг начал свое медленное продвижение вперед. Ноги девочки оставались
неподвижны, но по мере его приближения она отплывала от него, как мираж.
     И... о, какое счастье: она улыбалась ему.


     Теперь они все собрались на борту самолета, кроме  Боба  и  Альберта,
которые сидели на ступеньках трапа, прислушиваясь к медленному приближению
звуков.
     Лорел стояла на пороге входной двери, глядя на летное поле, и все еще
раздумывала, как же быть с мистером Туми. Бетани дернула ее за блузку.
     - Дайна вроде бы разговаривает во сне. Наверно, бредит. Можешь  пойти
туда?
     Лорел вошла в салон. Руди  Варвик  сидел  возле  Дайны,  встревоженно
глядел на нее и держал за руку.
     - Не знаю, не знаю, - обеспокоенно сказал он. -  Но  боюсь,  что  она
отходит.
     Лорел потрогала лоб девочки. Он был  сухим  и  горячим.  Кровотечение
либо замедлилось, либо прекратилось, но дыхание Дайны было  прерывистым  и
свистящим. Кровь запеклась вокруг рта, как клубничный сироп.
     - Мне кажется,  -  начала  Лорел,  но  в  этот  момент  Дайна  вполне
отчетливо сказала:
     - Ты должен поторопиться, прежде чем они решат, что ты не придешь,  и
уйдут.
     Лорел и Бетани обменялись удивленными и испуганными взглядами.
     - По-моему она видит сон про того мужика, Туми, - сказал Руди. -  Она
упомянула его имя.
     - Да, - сказала Дайна.  Глаза  ее  были  закрыты,  но  голова  слегка
двигалась, словно она прислушивалась к чему-то. - Да, я буду. Если ты  так
хочешь, я буду. Но поторопись. Я знаю,  как  тебе  больно,  но  ты  должен
торопиться.
     - Она бредит? - прошептала Бетани.
     - Нет, - ответила Лорел. - Не думаю. Ей, возможно, что-то снится...
     Однако сама так не  считала.  По-настоящему  она  думала,  что  Дайна
делала нечто  иное,  и  даже  смутно  представляла  себе  картину.  Лорел,
пожалуй, смогла бы описать ее, но не  сделала  этого.  Потому  что  на  ее
глазах происходило нечто очень жуткое. Теперь она была  уверена,  что  это
имеет какое-то отношение к мистеру Туми.
     - Оставим ее в покое, - сказала она вдруг. - Оставим  ее,  пусть  она
спит ("и делает то, что должна с ним сделать").
     - О,  Господи,  я  надеюсь,  мы  вскоре  взлетим,  -  сказала  Бетани
тоскливо, и Руди успокаивающим жестом положил ей руку на плечо.


     Крэг добрался до конвейерной ленты и упал на нее.  Белая  волна  боли
взорвалась в голове, в шее, в груди. Он попытался вспомнить, что же с  ним
произошло, и не смог. Помнил, что сбежал с эскалатора, прятался  в  темной
комнате, рвал бумагу в темноте... а дальше воспоминаний не было.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.