Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

путешествиями во времени), короче, там - один небезызвестный  политический
деятель,  из  тех,  кто  суетится  и   все   перетряхивает   за   кулисами
политического фасада. Так вот, этот деятель  -  назову  его  для  удобства
разговора О'Бэнион - очень богат, Брайан, и ярый энтузиаст  поддержки  так
называемой  Ирландской  республиканской  армии.  Он   перекачал   миллионы
долларов в  некое  бостонское  благотворительное  общество.  Руки  у  него
основательно в крови. Причем это кровь не только британских солдат,  но  и
детей на школьных дворах, простых прачек и младенцев, разорванных  бомбами
в своих колыбелях. Это идеалист самого опасного типа:  из  тех,  кому  нет
нужды наблюдать зверства, видеть оторванную ногу в кювете. Потому для него
нет никаких причин пересматривать метод своих  деяний  в  свете  реального
опыта.
     - И тебе было поручено ликвидировать этого О'Бэниона?
     - Это как крайняя мера, - спокойно ответил Ник. - Он очень богат,  но
это не единственная проблема. Он - настоящий  политик,  имеющий  множество
рычагов для того, чтобы заварить бучу в Ирландии. В Америке у  него  масса
друзей, некоторые из них -  наши  друзья.  Сам  понимаешь,  политика  есть
политика.  Мы  называем  это  колыбелькой  для  котят.  Убийство   мистера
О'Бэниона - большой политический риск. Но  у  него  кое-что  имеется,  что
можно считать его слабым местом. _О_н_а_ должна быть ликвидирована мной.
     - В качестве предостережения, - тихо предположил Брайан.
     - Да. Как предостережение.
     Почти целую минуту они сидели в кабине, молча глядя  друг  на  друга.
Убаюкивающе гудели двигатели. Брайан смотрел  на  него  почти  потрясенным
взглядом. Ник всего лишь выглядел усталым.
     - Если мы выберемся из этого,  -  сказал,  наконец,  Брайан,  -  если
вернемся, ты выполнишь свое задание?
     Ник медленно, но решительно покачал головой.
     - Знаешь, дорогой мой дружище, со мной произошло то,  что  адвентисты
называют обращением души. Хватит. С сыночка миссис Хопвелл достаточно этих
ночных  засад,  мальчик  Николас  больше  не   хочет   быть   исполнителем
экстремистских предрассудков. Если мы выкарабкаемся из  этой  ситуации,  в
чем я несколько сомневаюсь, видимо, уйду в отставку.
     - И чем же займешься?
     Ник некоторое мгновение раздумывал, потом сказал:
     - Ну... может, начну учиться на пилота.
     Брайан   расхохотался,   сын   миссис   Хопвелл,   мальчик   Николас,
присоединился.


     Тридцать пять минут спустя дневной свет вновь начал освещать  главный
салон  рейса  N_29.  Всего  три  минуты  назад  было  раннее  утро,  через
пятнадцать минут наступил полдень.
     Лорел обнаружила, что незрячие глаза Дайны были раскрыты. В них  было
нечто неуловимое, не поддающееся определению,  что  заинтересовало  Лорел.
Она  испытала  вдруг  чувство  благоговения,  граничащего  с  почтительным
страхом.
     Она протянула руку и взяла ладонь Дайны.
     - Не  пытайся  говорить,  -  тихо  предостерегла  Лорел.  -  Если  ты
проснулась, Дайна, не пытайся разговаривать, только слушай. Мы находимся в
полете, возвращаемся назад, и с тобой будет все в порядке, я тебе обещаю.
     Ладонь Дайны сжала ее пальцы,  и  спустя  момент  Лорел  поняла,  что
девочка тянет ее  к  себе.  Она  нагнулась  к  ней  через  носилки.  Дайна
заговорила чуть слышным тонким голосом, который, однако, был точной копией
ее обычного голоса:
     - Не беспокойся обо мне, Лорел. Я получила... то, что хотела.
     - Дайна, не надо...
     Незрячие глаза повернулись на звук ее голоса, легкая улыбка коснулась
окровавленных губ девочки.
     -  Я  видела...  -  продолжала  она  тем  же  тонким,  хрупким,   как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.