Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

хрустальная нить, голосом. - Я видела через глаза мистера Туми.  С  самого
начала, а потом в самом конце. В конце  было  лучше.  А  сначала  ему  все
казалось таким гадким, уродливым. А в конце - хорошо...
     Лорел смотрела на нее в беспомощном удивлении.
     Ладошка девочки поднялась, покачиваясь, вверх и коснулась ее щеки.
     - Он был не таким плохим, знаешь. - Она кашлянула. Изо рта показалась
струйка крови.
     - Пожалуйста, Дайна, - сказала Лорел. Ей вдруг  показалось,  что  она
может видеть эту хрупкую слепую девочку  насквозь,  и  от  этого  возникло
чувство беспредметной паники. - Прошу тебя, воздержись от разговоров.
     Дайна улыбнулась.
     - А я увидела тебя, - сказала она. - Ты такая красивая, Лорел. И  все
было таким прекрасным вокруг... даже мертвые  вещи.  Как  чудесно  было...
знаешь... видеть.
     Она вдохнула крошечную порцию воздуха, выдохнула ее и просто не стала
вдыхать следующую. Ее невидящие глаза теперь смотрели,  казалось,  куда-то
далеко далеко позади Лорел.
     - Пожалуйста, дыши,  Дайна,  -  сказала  Лорел.  Она  потрясла  ручку
девочки, начала  торопливо  целовать  ее  ладошку,  словно  поцелуи  могли
вернуть ей жизнь. Как несправедливо было то, что Дайна умерла после  того,
как спасла их всех. Никакой Бог  не  мог  требовать  подобной  жертвы  для
людей, которые каким-то образом покинули поток  времени  и  оказались  вне
его. - Пожалуйста, дыши, прошу тебя, прошу, дыши же...
     Но Дайна больше не дышала. Спустя долгое  время  Лорел  уложила  руку
девочки обратно и уставилась на ее неподвижное лицо. Лорел думала, что  ее
собственные глаза наполнятся слезами, но ни одной слезинки  не  появилось.
Только сердце щемило и в голове стучала протестующая мысль: "Нет, нет! Так
несправедливо! Верни ее, Боже! Верни ее, будь ты неладен, верни же, верни,
пока не поздно!"
     Но  Бог  ее  не  вернул.  Ровно  гудели  двигатели,  солнце  освещало
окровавленный рукав парадного платья девочки косыми лучами, а  Бог  ее  не
вернул. Лорел посмотрела через проход и увидела, как  целуются  Альберт  и
Бетани. Альберт  трогал  грудь  девушки  сквозь  ее  рубашку  с  короткими
рукавами, трогал осторожно, деликатно, как  святыню.  Они  выглядели,  как
ритуальная пара, символическое изображение жизни, как  та  искра,  которая
продолжает жизнь в самом кошмарном и безумном повороте судьбы. С  надеждой
перевела взгляд на Дайну. Но Бог ее не вернул.
     Бог ее не оживил.
     Лорел поцеловала щеку девочки и протянула пальцы  к  ее  векам.  Рука
замерла возле незрячих глаз.
     "Я видела через глаза  мистера  Туми...  Все  было  таким  прекрасным
вокруг... даже мертвые вещи. Как чудесно было видеть".
     - Да, - сказала Лорел. - С тем я и буду жить.
     Она оставила глаза Дайны открытыми.


     "Гордость Америки", рейс N_29, летел на запад сквозь дни и  ночи,  из
света в темноту, снова из темноты к свету, словно пересекая великий  парад
опускающихся и поднимающихся  туч.  Каждый  цикл  становился  чуть  короче
предыдущего.
     Спустя три часа с небольшим полета облака под  ними  исчезли,  причем
как раз над тем местом, где они находились, когда летели на восток. Брайан
готов был поспорить, что весь облачный массив едва ли сдвинулся за все это
время хотя бы на один фут. Теперь под ними  расстилались  Великие  Равнины
цвета охры.
     - А здесь ни следа их не видно, - заметил Руди Варвик. Пояснять, кого
он имел в виду, не было смысла.
     - Не видно, - согласился Боб Дженкинс. - Похоже, что мы их  перегнали
либо в пространстве, либо во времени.
     - Или и в том и в другом, - добавил Альберт.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.