Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

предстояло взорваться, а чувство было - "ну и наплевать". Более того, он с
нетерпением ожидал этого момента.  Ощущал,  как  давление  слой  за  слоем
сбрасывается с его кожи по мере того, как он  приближается  к  поверхности
океана. Впервые за последние недели он не рвал бумагу на полоски. Заснул в
своем кресле, едва самолет  отчалил  от  посадочных  ворот.  И  спал,  как
младенец, до того момента, как Этот слепой щенок начал визжать.
     Теперь ему говорили, что все переменилось, а  такого  допустить  было
нельзя.  Невозможно  допустить  подобное.  Он  попался  в   сеть,   ощущал
головокружительный подъем. Чувствовал, как растягивается его кожа,  словно
пытаясь скомпенсировать потерю давления. Нет, не могут  они  передумать  и
бросить его обратно в бездну.
     Бангор?
     Бангор, Мэн?
     Ну уж нет. Ни за что.
     Крэг Туми смутно сознавал,  что  большинство  пассажиров  рейса  N_29
куда-то исчезли, но это ему  было  безразлично.  Они  не  являлись  важным
фактором.
     Безумная идея повернуть в Бангор, Мэн... чей именно план это был?
     Разумеется, пилота. Идея Энгла. Так называемого капитана.
     Итак,  Энгл...  Энгл  вполне  может  быть...   может   быть   агентом
противника. Крэг в душе заподозрил это с  того  момента,  как  Энгл  начал
говорить по интеркому. Но при чем тут  душа,  в  самом-то  деле?  Нет.  Он
слышал разговор между этим тощим пацаном и  мужиком  в  поношенном  плаще.
Вкус в одежде у того был, конечно, кошмарный, но то, что он  говорил,  для
Крэга Туми имело глубокий смысл.
     "В этом случае пилот должен быть одним из нас", - говорил мальчишка.
     "И да, и нет", - ответил мужик в плаще. - "По  моему  сценарию  пилот
есть пилот. Он случайно  оказался  среди  пассажиров,  летящих  в  Бостон,
случайно оказался сидящим в каких-нибудь тридцати шагах от двери кабины".
     Энгл, иными словами говоря.
     А другой тип, который выкручивал Крэгу нос, явно был связан с  ним  в
качестве прикрытия и охранял Энгла от любого, кто бы мог их разоблачить.
     Он перестал подслушивать разговор между мальчишкой и типом  в  плаще,
когда тот понес какую-то околесицу насчет  того,  что  Денвер,  Де-Мойн  и
Омаха исчезли.  Идея,  что  три  крупных  города  Америки  просто-напросто
исчезли, была чистейшим абсурдом... но это отнюдь  не  означало,  что  все
сказанное этим типом было бредятиной.
     Само собой разумеется, это был эксперимент. Идея вовсе не  глупая.  А
вот то, что все они оказались объектом эксперимента, чушь.
     "Это я", - подумал Крэг. - "Именно я являюсь объектом эксперимента".
     Всю свою жизнь Крэг ощущал себя объектом некоего эксперимента,  вроде
этого в том числе.
     "Перед вами, джентльмены, вопрос дозировки: какое давление необходимо
для успеха. Правильная  дозировка  произведет  некий  икс-фактор.  Что  за
икс-фактор? Вот это нам и  покажет  наш  подопытный  субъект  мистер  Крэг
Туми".
     Но тут-то Крэг Туми и сделал нечто такое, чего они не ожидали  вместе
со всеми своими подопытными кроликами, крысами  и  морскими  свинками:  он
заявил им, что выходит из игры.
     "Но ты же не можешь! Взорвешься!"
     "Взорвусь? Ну и отлично".
     Теперь ему все стало ясно. Очень ясно. Все остальные  люди  тут  были
либо  невинными  зеваками,  либо   антуражем,   нанятым,   чтобы   придать
достоверность маленькому дурацкому  спектаклю.  Все  было  разыграно  ради
того, чтобы удержать Крэга Туми подальше от Бостона  и  не  допустить  его
выхода из эксперимента.
     "Но я им покажу", - думал Крэг.
     Он вытащил еще один журнал из кармашка переднего сиденья и  посмотрел
на него. На обложке был изображен счастливый мужчина,  человек,  наверняка
отродясь не слыхавший о лангольерах и не  подозревавший  о  том,  что  они

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.