Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

время пришло. Либо вляпаемся, либо выкарабкаемся.
     Он  протянул  руку  и  включил  табло  "ПРИСТЕГНИТЕ  РЕМНИ".   Отбили
мелодичные куранты. Брайан включил интерком и взял в руку микрофон.
     - Леди и джентльмены, доброе утро.  Это  капитан  Энгл.  В  настоящий
момент мы летим над Атлантическим океаном  примерно  милях  в  тридцати  к
востоку от побережья штата Мэн. Скоро я начну снижаться над Бангором.  При
обычных условиях я бы не стал так рано просить вас пристегнуть  ремни,  но
мы с вами находимся в ситуации необычной. Моя матушка постоянно  твердила:
благоразумие - это лучшая часть мужества.  В  духе  этого  высказывания  я
желал бы быть уверенным, что  вы  надежно  пристегнуты  к  вашим  креслам.
Условия  внизу  особо  угрожающими  не  выглядят,  но  поскольку  у   меня
отсутствует радиосвязь, погода может преподнести нам любой сюрприз. Я  все
время надеялся, что облака рассеются. Над Вермонтом мне были видны разрывы
в облачности, но, боюсь, здесь они плотно сомкнулись. По своему опыту, как
пилот, могу сообщить вам, что сплошные облака под нами для меня  вовсе  не
являются  признаком  плохой  погоды.  В  Бангоре  может  быть  пасмурно  с
моросящим  дождем.  Все.  Я  начинаю  снижаться.  Прошу   всех   соблюдать
спокойствие. Моя приборная доска светится зеленым светом,  все  на  ней  в
порядке, никаких неполадок.
     Брайан больше  не  стал  полагаться  на  автопилот  и  начал  процесс
снижения вручную. Он сделал большой плавный поворот и  перешел  на  спуск.
Кресло  под  ним  словно  наклонилось  вперед,  когда   767-й   постепенно
устремился вниз.
     - Очень успокаивает, - сказал Ник. - Тебе бы, дружок, политиком быть.
     - Как тебе сказать, -  ответил  Брайан.  -  Не  думаю,  что  они  там
чувствуют себя спокойно. По-крайней мере, я себя так не чувствую.
     На самом деле он еще никогда в жизни за пультом управления  самолетом
не испытывал такого страха, как теперь. Утечка давления на  рейсе  N_7  из
Токио казалась пустяком по сравнению с нынешней ситуацией. Сердце в  груди
билось  медленно  и  тяжко,  словно  погребальный  колокол.  Он  судорожно
глотнул, в горле что-то щелкнуло. Рейс  N_29  пересек  отметку  30  000  и
продолжал спуск.  Белые  бесформенные  облака  заметно  приближались.  Они
простирались во всех направлениях от горизонта до горизонта, как  странный
пол гигантского танцевального зала.
     - Я усираюсь со страху,  дружок,  -  сказал  Ник  незнакомым  хриплым
голосом. - Видел, брат, как люди гибли на Фолклендах, получил там  пулю  в
ногу и тефлоновую коленную чашечку на  память.  В  82-м  в  Бейруте  чудом
уцелел при взрыве грузовика со взрывчаткой. Но  ей-богу,  никогда  мне  не
было так страшно,  как  сейчас.  Какая-то  часть  меня  буквально  требует
схватить тебя за шкирку  и  заставить  лететь  обратно,  насколько  хватит
горючего у этой птицы.
     - А что толку? - ответил Брайан. И его голос  изменился,  дрогнул,  в
нем он сам услышал отголоски собственного сердцебиения. - Ты помни, что  я
сказал: мы вверху не можем оставаться вечно.
     - Знаю. Страшно от того, что там, под облаками. Или чего там нет.
     - Что ж, все вместе скоро это узнаем.
     - И ничем не помочь этому, дружок?
     - Совсем ничем.
     767-й пересек отметку 25 000 и продолжал снижение.


     Все пассажиры собрались в главном салоне, даже лысый мужчина, который
упрямо не покидал своего  места  в  деловом  классе.  Никто  не  спал,  за
исключением бородатого в самом дальнем  конце  самолета.  Его  храп  слабо
доносился из хвостовой части  авиалайнера.  Альберт  Косснер  на  миг  ему
позавидовал. Хотелось тоже проспать все это, а после приземления  сказать,
как наверняка скажет этот бородатый соня: "Где мы, черт побери?"
     Единственным звуком, нарушавшим тишину, был тихий  треск  разрываемой
бумаги:  риииип....  риииип...  риииип.  Крэг  Туми  продолжал  уничтожать
журналы. Его туфли зарылись в ворохе бумажной лапши.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.