Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

которой мы должны были пройти, выйдя из спускаемого аппарата.  Говорят,  у
меня очень долго и очень сильно шла кровь - ртом, носом и  ушами,  которую
едва удалось остановить...


     -  Возвращали  меня  к   жизни   постепенно,   около   двух   лет   в
специализированной клинике НАСА в  Бетесде.  Я  получил  медаль  НАСА  "За
выдающиеся заслуги" и "За исключительное мужество", получил кучу  денег  и
инвалидное кресло-каталку. Через год, как ты знаешь,  я  переехал  сюда  и
очень люблю теперь наблюдать со стороны за  тем,  как  стартуют  ракеты  с
находящейся здесь неподалеку стартовой площадки.
     - Я знаю, - сказал Ричард.
     Несколько минут мы  сидели  в  полной  тишине.  Вдруг  он  неожиданно
произнес:
     - Покажи мне свои руки.
     - Нет, - тут же ответил я, резко и даже  грубо.  -  Я  их  никому  не
показываю. Никому и никогда. Ты же знаешь, я уже говорил тебе.
     - Прошло уже пять лет, Артур. Почему ты не  хочешь  показать  мне  их
сейчас? Ответь мне, хотя бы, почему?
     - Я не знаю. Я не знаю! Все это очень непросто и мне самому трудно во
всем этом разобраться. Могу я в конце концов, быть  просто  не  готовым  к
этому? Могу я быть просто не в состоянии объяснить, что к чему?!  В  конце
концов  я  просто  имею  право  спокойно  сидеть  на  собственной  веранде
собственного дома - уж это я знаю точно!
     Ричард хорошо понимал, что я просто нервничаю. Поэтому он  отнесся  к
этой моей вспышке спокойно и не обиделся,  а  лишь  вздохнул  и  задумчиво
посмотрел на море. Солнце уже клонилось  к  закату  и  вода  была  покрыта
красновато-оранжевой рябью.
     - Я пытаюсь понять тебя, Артур. И мне очень не хочется думать, что ты
сходишь с ума...
     - Если бы я сходил с ума, то руки я тебе показал бы, - сказал я и мне
было  очень  трудно  произнести  эти  слова.  -  Но  только  если   бы   я
действительно сходил с ума.
     Ричард поднялся и  взял  свою  трость.  Выглядел  он  в  этот  момент
каким-то очень старым и больным.
     - Я пойду схожу за багги. - тихо  произнес  он.  -  И  поедем  поищем
могилу мальчика.
     - Спасибо тебе, Ричард.
     Идти нужно было недалеко. Дом Ричарда находился  совсем  недалеко  от
моего, прямо за Большой Дюной -  длинным  песчаным  холмом,  протянувшимся
вдоль почти всего мыса Ки Кэрэлайн. Его дом  даже  видно  немного  с  моей
веранды, а сейчас я видел и крышу машины, за  которой  он  ушел  несколько
минут назад. За эти несколько минут небо над заливом как-то  очень  быстро
стало свинцово-серым и до моих ушей отчетливо донесся рокот грома.


     Я не знал имени мальчика, но его лицо всплывало в моей памяти снова и
снова. Я видел его худенькую фигурку, шагающую в ярких лучах солнца  вдоль
берега моря. Под мышкой - крупная сетка  для  просеивания  песка.  Кожа  -
почти черная от каждодневного многочасового  пребывания  под  солнцем.  Из
одежды - только шорты из грубой парусиновой ткани.  На  дальнем  конце  Ки
Кэрэлайн  находится  большой  общественный  пляж  и   там   этот   молодой
изобретательный человек набирал за день долларов,  может  быть,  по  пять,
просеивая   через   сетку   песок   и   выискивая   в   нем   десяти   или
двадцатипятицентовые монетки, вывалившиеся из карманов отдыхающих.  Каждый
раз, в своем воображении, я  пытаюсь  подойти  к  нему  и  каждый  раз  он
испуганно шарахается в  сторону  и  пытается  затеряться  в  шумной  толпе
беспечных пляжников, приезжающих сюда на Кадиллаках и разгульно-бестолково
сорящих деньгами. Думаю, что  он  жил  в  этой  небольшой  деревушке,  что
находится в полумиле отсюда, рядом с почтой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.