Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Да как же ты не побоялась?
   Она посмотрела на меня своими васильковыми бездонными глазами.
   - Я знала,  ты что-то там придумал,  - сказала она.  - Ты ведь  мой
старший брат. Я знала, с тобой я не пропаду.
   - Ах, Китти, ты же была на волосок от смерти, а ты и не знала...
   Я закрыл лицо руками.  Она села на постели и разняла мои ладони.  А
потом поцеловала в щеку.
   - Не знала,  - согласилась она,  - но это неважно. Главное - ты был
внизу.  Ой,  спать как хочется. До завтра, Ларри. А ногу мне положат в
гипс, вот. Так сказал доктор Педерсен.
   Гипс не снимали почти месяц, и все ее одноклассники на нем расписа-
лись  -  меня она тоже заставила расписаться.  Потом гипс сняли,  и на
происшествии в амбаре можно было поставить точку.  Отец соорудил новую
лестницу  на  сеновал  третьего яруса,  но я уже никогда не залезал на
верхотуру и не прыгал в стог сена.  И Китти,  насколько мне  известно,
тоже не прыгала.
   Итак, можно было бы поставить точку,  но до точки,  оказалось,  еще
далеко. В сущности, точка была поставлена лишь девять дней тому назад,
когда  Китти  выбросилась с последнего этажа здания,  которое занимала
страховая фирма.  У меня в бумажнике лежит  вырезка  из  "Лос-Анджелес
таймс".  Видно, мне суждено всегда носить ее с собой - не в удовольст-
вие,  как мы носим при себе фотокарточки наших близких,  или билет  на
запавший в душу спектакль,  или программку кубкового матча. Я ношу эту
вырезку, как тяжелый крест, который, кроме меня, нести некому. Набран-
ный крупным шрифтом заголовок гласит:  ГУЛЯЩАЯ ДЕВИЦА ВЫБРАСЫВАЕТСЯ ИЗ
ОКНА.

   Детство осталось позади.  Вот все, что я могу сказать, остальное не
имеет  значения.  Китти  собралась  поступать в коммерческий колледж в
Омахе,  но в год окончания школы,  летом,  она заняла первое место  на
конкурсе  красоты  и  выскочила замуж за одного из членов жюри.  Как в
скверном анекдоте, не правда ли? Это моя-то Китти.
   Я учился на факультете права, когда она развелась с мужем и присла-
ла  мне  длиннющее  письмо листов на десять,  где рассказывала о своей
супружеской жизни, о том, как все не сложилось и как могло бы сложить-
ся,  если бы она смогла родить.  Она просила меня приехать. Но пропус-
тить неделю занятий на факультете права - это все равно что  прогулять
четверть на гуманитарном отделении. Они ведь там звери. На секунду по-
терял из виду движущуюся мишень - ее уже и след простыл.
   Она переехала в Лос-Анджелес и вышла замуж во второй  раз.  К  тому
времени,  когда и этот брак распался,  я успел получить диплом юриста.
Опять от нее пришло письмо - короче первого и более  горькое.  Никогда
уже, писала она, ей не удержаться на этой карусели: не успеешь поймать
медное кольцо - упал с лошадки и сломал себе  шею.  Аттракцион  открыт
для всех,  но не слишком ли высока цена?  И приписка: МОЖЕТ, ПРИЕДЕШЬ,
ЛАРРИ? СТОЛЬКО ЛЕТ НЕ ВИДЕЛИСЬ.
   Я ответил,  что рад бы приехать, но не могу. В фирме, где я получил
место,  конкуренция жестокая,  я же только начинал и пока был для всех
ломовой лошадью.  Но ничего, ближайший год покажет, кто чего стоит. На
этот раз я накатал длиннющее письмо, целиком посвященное моей карьере.
   Я отвечал на все ее письма.  Но, знаете, я как-то не до конца верил
в то,  что мне пишет именно она,  Китти,  как в свое время не до конца
верил в то,  что стог окажется на месте... пока не падал, живой и нев-
редимый,  в его мягкие объятья. Я не мог поверить, что моя сестренка и
эта измочаленная женщина, которая подписывалась в конце письма "Китти"
и обводила имя кружком, - одно лицо. Моя сестренка была девочкой с ко-
сичками и без намека на грудь.
   Потом она  перестала мне писать.  Изредка приходили поздравительные
открытки - к рождеству, ко дню рождения, на которые отвечала моя жена.
А потом мы разошлись,  я переехал и окончательно закрутился. Очередные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.