Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

до другого.
   Когда я посчитал, что уже достаточно владею собой, я глянул вниз.
   Отвесная стена небоскреба напоминала гладкую поверхность меловой ска-
лы. Машины на стоянке походили на миниатюрные модели, какие можно купить
в сувенирном киоске. Сновавшие взад-вперед автомобили превратились в лу-
чики света.  Если отсюда навернуться,  успеешь не только осознать, что с
тобой происходит,  но и увидеть,  как стремительно надвигается  на  тебя
земля и ветер раздувает одежду.  И еще хватит времени на долгий,  долгий
крик. А когда наконец грохнешься об асфальт, раздастся такой звук, будто
раскололся перезрелый арбуз.
   Неудивительно, что у того типа очко сыграло.  Правда, ему грозили ка-
кие-то шесть месяцев. Передо мной же разворачивалась перспектива в мрач-
ную клеточку и без Марсии, шутка сказать, на сорок лет.
   Мой взгляд  упал  на  карниз.  Двенадцать сантиметров...  а на вид им
больше пяти никак не дашь.  Хорошо еще,  что здание сравнительно новое -
по крайней мере карниз не рухнет.
   Может быть.
   Я перелез  через  перила и осторожно опустился на руках,  пока не по-
чувствовал под собой карниз.  Каблуки висели в воздухе. Пол балкона при-
ходился мне на уровне груди,  сквозь ажурную решетку просматривалась ши-
карная квартира Кресснера. Сам он стоял по ту сторону порога с дымящейся
сигаретой  в  зубах и следил за каждым моим движением,  как какой-нибудь
ученый за поведением подопытной морской свинки после только что  сделан-
ной инъекции.
   - Звоните, - сказал я, держась за решетку.
   - Что?
   - Звоните Тони. Иначе я не двинусь с места.
   Он  отошел  от  двери  -  вот  она,  гостиная, такая теплая, уютная и
безопасная -  и поднял  трубку. И  что?   Из-за этого  ветра я все равно
ничего не мог расслышать. Он положил трубку и снова появился в дверях.
   - Исполнено, мистер Норрис.
   - Так-то оно лучше.
   - Счастливого пути,  мистер Норрис.  До скорого свидания...  если оно
состоится.
   А теперь к делу. Я позволил себе в последний раз подумать о Марсии, о
ее светло-каштановых волосах, и больших серых глазах, и изящной фигурке,
а затем как бы отключился.  И вниз я больше не смотрел.  А то лишний раз
заглянешь в эту бездну,  и руки-ноги отнимутся. Или перестоишь и замерз-
нешь,  а  тогда  можно  просто  оступиться или даже сознание потерять от
страха.  Сейчас главное - мысленно видеть карниз. Сейчас все внимание на
одно - шажок правой, шажок левой.
   Я двинулся вправо,  держась, пока возможно, за решетку. Мне придется,
это ясно,  предельно напрячь сухожилия ног, которые я развил теннисом. С
учетом того,  что пятки у меня свисают с карниза, на носки выпадет двой-
ная нагрузка.
   Я добрался до конца балкона - ну и как теперь  заставить  себя  отор-
ваться от спасительных перил.  Я заставлял. Двенадцать сантиметров - это
же будь здоров какая ширина!  Да если б до земли было  не  сто  двадцать
метров,  а  сантиметров тридцать,  ты бы обежал по карнизу это здание за
каких-нибудь четыре минуты, урезонивал я себя. Вот и считай, что так оно
и есть.
   Легко сказать.  Если упадешь с тридцатисантиметровой высоты,  то чер-
тыхнешься и попробуешь еще раз. Здесь второго случая не представится.
   Я сделал шажок правой ногой,  подтянул левую...  и отпустил перила. Я
распластал  руки  по стене,  прижимаясь ладонями к шершавой каменной по-
верхности, я оглаживал ее. Я был готов ее поцеловать.
   Порыв ветра заставил меня покачнуться;  воротник пиджака хлестнул  по
лицу.  Сердце  подпрыгнуло и застряло где-то в горле,  где и оставалось,
пока стихия не успокоилась. Если ветер ударит как следует, меня снесет к
чертовой матери с этого насеста. А ведь на противоположной стороне ветер

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.