Случайный афоризм
Люди заполняют свои библиотеки книгами, а М* заполняет книги своей библиотекой. (Никола Себастиан Шамфор)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

начинало смеркаться. Тимми вдруг услышал сильно изменившийся  голос  отца:
"Включи свет".
     Мальчик включил свет и увидел, что Ричи сидит  в  кресле,  с  ног  до
головы завернувшись в шерстяное одеяло.
     "Смотри", - сказал Ричи и вытащил одну руку из под одеяла.
     Рукой, однако, назвать это было очень трудно.
     "ЭТО БЫЛО ЧТО-ТО СЕРОЕ", - единственное,  что  мог  сообщить  мальчик
Генри срывающимся от страха и слез голосом, - "ЭТО БЫЛО СОВСЕМ  НЕ  ПОХОЖЕ
НА РУКУ - КАКАЯ-ТО СПЛОШНАЯ ОПУХОЛЬ, СЕРАЯ И СКОЛЬЗКАЯ".
     Судя по рассказу мальчика, Ричи начал как бы заживо разлагаться.
     Тимми, конечно, был насмерть перепуган, но, все-таки,  нашел  в  себе
силы, чтобы спросить: "Папа, что с тобой случилось?"
     "Я не знаю", - ответил Ричи, - "но  мне  совсем  не  больно.  Скорее,
даже... приятно".
     "Я схожу за доктором Уэстфэйлом", - сказал Тимми и бросился к выходу.
     Услышав эти слова, Ричи дико задрожал  под  покрывавшим  его  одеялом
всем телом и выкрикнул булькающим голосом: "Не смей! Остановись!  Если  ты
сделаешь еще хоть один шаг, я прикоснусь к тебе и с тобой случится  то  же
самое, что и со мной!" С этими словами он сдернул одеяло с головы.


     К этому моменту рассказа мы уже были на  перекрестке  улиц  Харлоу  и
Кев-стрит. Мне показалось, что с тех пор, как мы  вышли  от  Генри,  мороз
стал еще сильнее. Но холоднее  всего  было  от  мурашек,  которые  волнами
пробегали по моему телу от того, что рассказывал нам Генри. Поверить в то,
о чем он нам говорил, было очень  трудно,  но  кто  знает,  в  жизни  ведь
случается всякое...
     Я был, например, знаком с одним парнем по имени Джордж Кеслоу. Он был
рабочим в бэнгорском департаменте коммунальных услуг и занимался  ремонтом
канализационных труб и подземных электрических кабелей вот уже  пятнадцать
лет к тому моменту, о котором я сейчас рассказываю. Однажды, всего за  два
года до его выхода на  пенсию,  с  Джорджем  произошел  какой-то  странный
случай, вмиг изменивший всю его жизнь. Одним из тех, кто хорошо знал его и
был последним, кто видел его в нормальном состоянии, был Фрэнки  Холдэмен.
Франки рассказывал, как Джордж спустился однажды в канализационный  люк  в
Эссексе и ушел довольно далеко по канализационным коммуникациям в  поисках
какой-то вышедшей из строя трубы, которая требовала ремонта.  Вернулся  он
бегом минут через пятнадцать. Волосы его за  это  время  стали  совершенно
седыми, а застывшее мертвенной маской выражение лица и глаз -  таким,  как
будто он только что побывал в аду. Едва появившись наружу, он, ни слова не
говоря, отправился в контору департамента,  получив  расчет,  а  оттуда  -
прямиком в пивную. С тех пор его никто не видел трезвым ни минуты, а через
два года он скончался от алкоголизма. Фрэнки  рассказывал,  что  несколько
раз пытался расспросить Джорджа о том, что же случилось с  ним  тогда,  но
каждый раз бесполезно - Джордж постоянно находился в сильном пьяном  угаре
и всегда был отрешенно-молчалив. Лишь один раз, немного придя в  себя,  он
кое-что рассказал ему. О гигантском пауке, например,  размером  с  крупную
собаку и об его огромной паутине  из  прочных  шелковистых  нитей,  полной
запутавшихся в ней и погибших котят... Что ж,  это  может  быть  и  плодом
больного воображения спивающегося человека, изнуренного белой горячкой,  а
может быть и правдой. Одно я знаю точно - в  разных  частях  земного  шара
нет-нет да и случаются,  все-таки,  такие  невообразимые  вещи,  что  если
человек становится их  очевидцем  -  он  запросто  может  спятить,  что  и
произошло, по-видимому, с Джорджем.
     С минуту мы простояли на перекрестке этих двух  улиц,  решив  немного
передохнуть и собраться с силами. Ветер был настолько сильным, что мы едва
держались на ногах.
     - Так что же увидел мальчик, - нарушил, наконец, молчание Верти.
     - Говорит, что увидел лицо отца, - ответил Генри, - но все  оно  было
покрыто какой-то мертвенной студенистой  массой  серого  цвета...  за  ней

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.