Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

особого  аппетита  жуют  свои  сандвичи,  держа  их   черными   от   почти
несмывающейся грязи руками. Грязь эту,  глубоко  въевшуюся  в  поры  кожи,
невозможно  смыть  сразу  и  до   конца   даже   с   помощью   специальных
сильнодействующих смывающих средств, которых на заводе предостаточно. Холл
ест, поглядывая на конторку шефа, за стеклами которой Уорвик  с  аппетитом
поглощает холодные гамбургеры, запивая их горячим кофе.
     - Рэй Апсон работать больше не хочет и отправился домой, - послышался
голос Чарли Брочу.
     - Не может справиться с тошнотой? - спросил кто-то. - Меня тоже  чуть
не вырвало сначала.
     - Нет. Прежде, чем его вырвало, его  сильно  поранила  крыса.  Просто
растерзала ему почти всю правую руку, пока удалось ее прибить.
     - Да ну!  -  удивился  Холл,  оторвав  взгляд  от  Уорвика,  которого
пристально рассматривал до этого.
     - Да, - кивнул головой Брочу. - Я был с ним в одной паре и то, что  я
увидел, было одной из самых жутких вещей, которые доводилось видеть мне  в
жизни. Крыса выскочила из дыры в одном из этих ящиков, в  которых  свалена
старая рабочая одежда. Тварь эта была, пожалуй, даже  больше,  чем  кошка.
Одним прыжком она намертво вцепилась ему в  руку  зубами  и  когтями  и  с
остервенением принялась рвать мясо так, что только клочья полетели.
     - Господи! - прошептал, зеленея один из присутствующих.
     - Да, - с шумом выдохнул Брочу. - Рэй  визжал  как  женщина  и  я  не
осуждаю его за это. Даже нет - он верещал как свинья, которую режут. И  вы
думаете, эта тварь отцепилась от него? Нет, ребята. Мне пришлось  три  или
четыре раза хорошенько огреть ее здоровенной доской,  прежде  чем  удалось
оторвать ее от бедного Рэя. Парень чуть с ума не сошел. Он выхватил  доску
у меня из рук и колотил ею по крысе, которая давно уже испустила  дух,  до
тех пор, пока она не превратилась  в  кровавые  клочья  шерсти,  Это  было
ужасно! Одно из самых мерзких зрелищ в моей жизни.  Уорвик  перевязал  ему
руку и отправил домой, посоветовав прямо с утра показать ее врачу.
     - Ублюдок! - послышался чей-то голос. - Добреньким прикидывается.
     Уорвик, как будто услышав сказанное в  свой  адрес,  допил  последний
глоток своего кофе, встал, потянулся и вышел из своей конторки наружу.
     - Пора за работу, ребята.
     Люди поднимались на ноги медленно, не спеша дожевывая свои завтраки и
изо всех  сил  стараясь  оттянуть  тот  момент,  когда  надо  будет  снова
спускаться вниз. Очень и очень неохотно  брались  они  руками  за  поручни
металлической лестницы, ведущей в подвал.
     Уорвик, проходя мимо Холла, хлопнул его по плечу и, мило улыбнувшись,
поинтересовался:
     - Ну как, студент?
     Ответа на свой вопрос он, конечно, не ждал,
     - Пошевеливайся! - резко кинул Холл Висконски, возившемуся со шнурком
своего ботинка. Они оставались уже почти последними из  тех,  кто  еще  не
спустился в этот проклятый подвал.


     7 утра, вторник.
     Холл и Висконски поднимались наружу вместе. Глядя на этого  потешного
толстяка, Холл с удивлением поймал себя на мысли о том, что  они  начинают
становиться похожими друг на друга. Похожими как-то странно и почти совсем
неуловимо. Висконски, уныло тащившийся  сзади,  был  комично  грязен.  Его
толстое одутловатое лицо было чумазым - совсем как у  мальчишки,  которому
только что хорошо досталось в уличной потасовке.
     Люди шли мрачной молчаливой толпой. Не было слышно даже  обычных  для
такого момента грубых шуточек вроде того, кто пригрел сегодня  жену  Тони,
пока ее муженек добросовестно добывал доллары в семейный бюджет.  Не  было
слышно вообще ничего, кроме угрюмого сопения и  усталого  топота  десятков
ног. Время от времени кто-нибудь с омерзением  сплевывал  на  и  без  того
ужасно грязный пол.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.