Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебе голову.
     Именно это  и  должен  будет  ощутить  Тад,  когда  мы  выясним,  что
действительно происходит. Когда  мы  сможем  найти  объяснение,  каким  бы
странным оно не оказалось, окажется, что вся эта чертовщина  соответствует
естественным законам жизни.
     Действительно ли шериф верил в это?
     "Да, - решил он, - действительно. По крайней мере, головой".  Нервные
окончания были не столь послушными.
     Алан выпил молоко, выключил настольную лампу и  поднялся  в  спальню.
Энни еще не спала и была соблазнительно обнаженной. Она  заключила  его  в
объятия, и Алан радостно позволил себе забыть обо всем другом.
     Старк позвонил снова через два дня. Тад Бомонт в это время  находился
в Дейв-маркете.
     Это был магазин всякой всячины в полутора милях  вниз  по  дороге  от
дома Бомонта. Туда всегда можно было пойти, когда пробежка в супермаркет в
Бревере казалась слишком малообоснованной, или просто было жаль  утруждать
столь долгим путешествием свою натруженную задницу.
     Тад в эту пятницу, вечером,  шествовал  в  магазин  за  шестибаночной
упаковкой "Пепси", несколькими пакетами чипсов и  за  баночками  различной
приправы. Один из охранников сопровождал на машине Бомонта.  Было  десятое
июня, половина седьмого вечера, излишне  яркий  свет  на  небе  постепенно
угасал. Лето, это прекрасная зеленая приманка, снова  до  краев  заполнило
Мэн.
     Полицейский сидел в машине, когда Тад вошел внутрь торгового  здания.
Он взял содовую и начал рассматривать банки с приправой (у каждого из  нас
должны быть свои вкусовые пристрастия, хотя бы  к  простому  луку),  когда
зазвонил телефон.
     Он вскинул голову, думая: "Ох! Ну ладно".
     Розали, продавщица за  прилавком,  сразу  же  сняла  трубку,  сказала
"Хэллоу", прислушалась, затем взяла телефон и протянула Таду,  словно  тот
уже должен был все понять без слов. Тад был снова  захвачен  тем  чувством
отрешенности, которое слишком часто н всегда неожиданно в последнее  время
преследовало его.
     Тад чувствовал себя абсолютно спокойным. Его сердце только  один  раз
гулко ударило в груди,  но  только  лишь  один  раз,  а  затем  оно  снова
равномерно заработало в обычном ритме. Он не вспотел.
     И вокруг не было слышно птиц.
     Он не ощущал ни того страха, ни  той  ярости,  которые  столь  сильно
проявились при прошлом разговоре. Он не потрудился спросить Розали, звонит
ли его жена, Лиз, чтобы он заодно прикупил дюжину  яиц  или,  быть  может,
пакет апельсинового сока, пока он еще в магазине и не ушел. Тад знал,  кто
это звонит.
     Он  стоял  рядышком  с  компьютером  "Мегабак",  весь  зеленый  экран
которого занимало объявление, что  на  прошлой  неделе  никто  не  получил
главный приз по лотерее, а потому он возрастает для  этой  недели  уже  до
четырех миллионов долларов. Тад взял трубку и четко  произнес:
     - Хэллоу, Джордж.
     - Хэллоу, Тад. - Мягкий южный акцент  по-прежнему,  но  уже  без  тех
визгливых и карикатурных нот, которые  раньше  так  и  выпирали  на  этого
голоса, давая повод для всевозможных обидных и безобидных насмешек над его
хозяином. Таду  пришло  в  голову,  сколько  усилий  надо  было  в  юности
затратить Старку, чтобы избавиться от этих фальшивящих нот, выдающих его с
головой как неотесанную деревенщину.
     "Но сейчас мы уже не юнцы, - подумал Тад, - а пара белых американских
романистов, беседующих друг с другом".
     - Что ты хочешь?
     - Ты уже  знаешь  ответ  на  этот  вопрос.  И  нет  нужды  нам  обоим
разыгрывать какие-то игры, верно? Немного поздновато для них.
     - Может быть, мне  просто  хочется  услышать  тебя,  говорящим  вслух
именно это. - К Таду снова вернулось то же ощущение,  то  дикое  ощущение,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.