Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

стараясь утешить ее горе.
     - Да... нет. Я только подошел взять журнал. А уже в следующий миг она
оказалась на лестнице. Это почти так же, как Уильям с чашкой на столе. Они
так похожи во всем, чертовски... Как ты думаешь, у нее ничего не случилось
с головой? Она ударилась не о паркет, а о ковер, но ударилась сильно.
     Лиз встревоженно осмотрела  Уэнди,  особенно  эту  красную  отметину,
затем ласково поцеловала девочку. Рыдания Уэнди уже значительно утихли.
     - Я думаю, все о'кей. У  нее  день-другой  будет  здоровая  шишка,  и
только. Спасибо Господу за ковер. Я не хочу набрасываться на тебя, Тад.  Я
знаю сама. как быстро  все  это  происходит.  Я  только...  У  меня  такое
чувство, словно у меня наступают месячные, только они  длятся  теперь  все
время без перерыва.
     Рыдания Уэнди перешли теперь в хныканье. И Уильям начал  ответственно
затихать в своем плаче  солидарности.  Он  протянул  уверенную  ручонку  и
коснулся белой тенниски своей сестры.  Она  обернулась.  Он  заворковал  и
что-то забормотал.
     Таду это бормотание  всегда  напоминало  какой-то  иностранный  язык,
смысл сообщений на котором в общем был понятен, хотя взятые по отдельности
слова абсолютно неизвестны. Уэнди улыбнулась брату, хотя ее  глаза  и  все
лицо были залиты слезами. Она тоже начала что-то бормотать. В этот  момент
близнецы отгородились ото всех и  оказались  только  в  своем  собственном
мире.
     Уэнди дотронулась до плеча  брата.  Они  смотрели  друг  на  друга  и
беседовали.
     - С тобой все хорошо, милая моя?
     - Да, я ушиблась, дорогой Уильям, но не слишком сильно.
     - Ты не хочешь остаться дома вместо поездки на  вечеринку  у  Стэдли,
сердечко мое?
     - Я не должна этого делать, хотя ты очень заботлив, что спрашиваешь.
     - Ты в этом уверена, милая Уэнди?
     - Да, дорогой Уильям, не бог весть какие ушибы, хотя я  очень  боюсь,
что обкакала свое белье.
     - О радость моя, как это СКУЧНО!
     Тад усмехнулся, затем осмотрел ногу Уэнди.
     - Она начинает покрываться синяками,  -  сказал  он.  -  Вернее,  уже
покрылась.
     Лиз в ответ тоже улыбнулась. -  Это  пройдет.  Они  не  первые  и  не
последние.
     Тад наклонился и поцеловал Уэнди в кончик  носа,  думая  о  том,  как
быстро наступают и проходят все эти бури - еще три минуты назад он  боялся
всерьез, что его милая дочка может умереть от кислородной  недостаточности
- и как все это быстро забывается. Нет, - согласился он. - Слава Богу,  не
последние.

                                    3

     Уже к семи часам вечера синяк на ноге  Уэнди  приобрел  очень  темный
оттенок. Форма синяка была весьма странной и напоминала гриб.
     - Тад? - спросила Лиз с другого конца стола. - Взгляни на это.
     Тад распеленал Уэнди, слегка влажную, но не мокрую, отбросив  все  ее
одеяния, на которых красовалась надпись "Ее". Он принес  Уэнди  к  столику
для пеленания, где  лежал  его  сын,  чтобы  посмотреть,  что  хотела  ему
показать жена.
     - Что ты думаешь? - тихо спросила Лиз. -  Это  какой-то  таинственный
рок, или еще что-то?
     Тад долго рассматривал Уильяма. - Да, - наконец произнес  он.  -  Это
абсолютно непонятно.
     Она продолжала удерживать сына на  столе,  несмотря  на  все  попытки
Уильяма вылезть из-под заботливых рук на его груди.
     - Да, - повторил Тад. Он был удивлен тому спокойствию, с  которым  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.