Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1818 году родился(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     И этот образ пришел... но он был плоским и  нереальным,  своего  рода
картина без внутренней жизни. Когда он начинал писать,  часто  происходило
нечто, похожее на это - сухие и  бесплодные  письменные  упражнения.  Нет,
тогда это было  даже  еще  хуже  для  него,  он  чувствовал  всегда  некое
омерзение, как при поцелуе трупа.
     Но Тад давно усвоил, если только  он  начнет  что-то  писать,  просто
выстраивать слова на бумаге, что-то всегда проклюнется  в  этой  писанине,
что-то восхитительное и одновременно ужасное. Слова как отдельные  единицы
начнут исчезать. Характеры,  которые  были  зажаты  и  безжизненны  начнут
выпрямляться и двигаться, словно их привезли в тесной  машине  на  конкурс
бальных танцев, и они должны размяться перед сложными танцевальными  па  и
пируэтами.  Что-то  начинало  происходить  в  мозгу  Тада;  он  мог  почти
физически ощущать, как происходит разряжение каких-то электропроводов, что
приводило к  заполнению  его  сознания  мягкими  убаюкивающими  волнами  и
грезами наяву.
     Сейчас Тад сидел, наклонившись над своим  дневником  с  карандашом  в
руке и пытался заставить себя сделать нечто, чтобы все это  произошло.  Но
чем больше проходило времени,  а  по-прежнему  ничто  не  изменялось,  тем
глупее и глупее он себя чувствовал.
     Стишок из старой книжонки "Рокки и Буллвинкль"  вдруг  влетел  ему  в
голову  и  прочно  засел  там:  "Эни-мэни-чили-бэни,  духи  почти   готовы
разговаривать!" Что бы он сказал сейчас  Лиз,  если  бы  она  заглянула  в
кабинет и увидела Тада с карандашом и чистым листом  бумаги  за  несколько
минут до полуночи? Что он пытается нарисовать кролика в альбоме для  того,
чтобы победить в  конкурсе,  устроенном  Школой  знаменитых  художников  в
Нью-Хэвене? Но у него, черт возьми, даже нет альбома.
     Он двинулся, чтобы убрать карандаш, но остановился. Тад  вдруг  решил
немного повернуться в своем кресле, чтобы можно  было  выглянуть  из  окна
слева от стола.
     Там находилась птица, сидевшая на оконном  карнизе  и  смотревшая  на
Тада ярко-черными глазами.
     Это был полевой воробей.
     Пока он смотрел на Тада, к нему присоединился и другой воробей.
     И еще один.
     - О, мой Бог, - сказал Тад дрожащим, жидким голосом.  Еще  никогда  в
жизни он не  был  столь  испуган...  и  вдруг  это  чувство  происходящего
заполнило его снова. Оно было сродни тому ощущению, которое  Тад  испытал,
разговаривая со Старком  по  телефону,  но  сейчас  оно  было  сильнее,  и
намного.
     Еще один воробей приземлился на карнизе, потеснив трех коллег,  а  за
ними Тад  смог  увидеть  целую  колонию  птиц,  сидящих  на  крыше  сарая,
используемого Бомонтами для  садового  инвентаря  и  машины  Лиз.  Древняя
кровля сарая была вся усеяна воробьями, под весом которых она  прогибалась
и раскачивалась.
     - О, мой Бог, - повторил  Тад  и  услышал  свой  голос  из  какого-то
ужасного далека в миллионе миль отсюда, голос, полный ужаса и удивления. -
О, мой Бог, они настоящие - воробьи настоящие.
     Во всех своих предположениях он никак не ощущал  этого...  но  сейчас
было не время обдумывать происшедшее, обдумывать, для чего все это.  Вдруг
кабинет куда-то исчез, и вместо него  Тад  очутился  в  районе  Риджуэй  в
Бергенфилде, где он вырос. Все выглядело столь же тихим и пустым, как  тот
дом в кошмарном сне о Старке; он  обнаружил  себя  вглядывающимся  в  этот
мертвый мир.
     Но все же тот мир не был полностью мертвым, поскольку  крыша  каждого
здания была усеяна щебечущими воробьями.  Каждая  телеантенна  прогибалась
под их весом.  Каждое  дерево  было  буквально  облеплено  воробьями.  Они
оседлали все телефонные линии. Воробьи восседали на крышах  припаркованных
автомобилей, на большом почтовом ящике на углу Дьюк-стрит и  Мальборо-пейн
н  на  платформе  для  велосипедов  перед   универсальным   магазином   на
Дьюк-стрит, куда он мальчишкой часто ходил покупать молоко и хлеб.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.