Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1904 году скончался(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Они летали.

                                    3

     Лиз кинулась к лестнице, услышав плач  Уэнди.  Алан  стоял  на  месте
какой-то миг, потрясенный тем, что увидел снаружи  дома.  Земля,  деревья,
озеро, небо - все было словно стерты. Воробьи как бы поднимали  гигантский
занавес, затемнивший окно сверху донизу.
     Когда первые маленькие тела обрушились на закаленное стекло,  паралич
Алана исчез.
     - Лиз! - закричал он. - Лиз, ложишь!
     Но она не собиралась этого делать, ее ребенок плакал  -  и  это  было
все, о чем она могла думать.
     Алан рванулся через комнату к  ней,  показав  ту  поистине  небывалую
скорость, которая была и для него секретом, и повалил ее на под, как р›uаз в
тот момент, когда вся стеклянная стена рухнула внутрь гостиной  под  весом
двадцати тысяч воробьев. Еще двадцать тысяч последовали за ними,  а  вслед
еще двадцать и еще двадцать тысяч. В какое-то мгновение вся  гостиная  уже
была заполнена ими. Они были повсюду. Алан закрыл собой Лиз и затолкал  ее
под софу. Весь мир состоял из пронзительного  чириканья  воробьев.  Теперь
они могли слышать, как разбиваются и другие стекла в окнах, все окна.  Дом
содрогнулся от ударов тысяч и тысяч птиц-самоубийц. Алан выглянул наружу и
увидел,  что  во  всем  мире  вокруг  царствует  только   коричнево-черная
движущаяся масса.
     Детекторы пожарной сигнализации начали выходить из строя, когда птицы
стали  врезаться  в  них.  Еще  где-то  прозвучал  чудовищный   взрыв   от
разбиваемого телеэкрана. Везде раздавался треск и звон от падающих со стен
картин и разбиваемой посуды.
     И все еще можно было слышать детский плач и вопли Лиз.
     - Дай мне дорогу! Мои дети! Дай мне дорогу! Я ДОЛЖНА  ПРОЙТИ  К  МОИМ
ДЕТЯМ!
     Она высунулась наполовину из-под софы, и вся открывшаяся птицам часть
тела Лиз была тут же ими оседлана.  Воробьи  запутались  в  ее  волосах  и
безумно размахивали крыльями. Она яростно отбивалась от  них.  Алан  снова
схватил ее н затолкал обратно. Через потемневший от тучи  воробьев  воздух
гостиной ему все же удалось увидеть, что черная орда воробьев летит  вверх
к кабинету Тада.

                                    4

     Старк дотянулся до Тада, когда первые птицы начали биться в  потайную
дверь. За стеной  Тад  мог  слышать  дикие  звуки  разбиваемого  стекла  и
керамики,  грохот  падающих  металлических  и  деревянных  предметов.  Оба
ребенка  сейчас  громко  плакали.  Их  крики  усиливались  параллельно   с
усиливавшимся грохотом от неистовства воробьев, и оба эти шума раздавались
с какой-то дьявольской гармонией.
     - Останови это, Тад! - выкрикнул Старк. -  Останови  это!  Какого  бы
дьявола ты это не затеял, только останови!
     Он потянулся к револьверу, а Тад воткнул свой острый карандаш прямо в
глотку Старка.
     Кровь брызнула оттуда фонтаном. Старк повернулся к Таду, с  разинутым
ртом, разрываемым карандашом. Он колыхался  вверх  и  вниз,  словно  Старк
пытался проглотить этот карандаш. Наконец  Старк  схватил  его  и  вытащил
наружу.
     - Что ты делаешь? - прокаркал он. - Что это?
     На этот раз он уже слышал птиц, не понимал их, но слышал.  Его  глаза
уставились на запертую дверь, и Тад заметил выражение настоящего  ужаса  в
них впервые за все это время.
     - Я пишу конец, Джордж, - сказал Тад тихим голосом, которого не могли
услышать внизу ни Лиз, ни Алан. - Я пишу конец в реальном мире.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.