Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ОТКУДА ОН ПРИШЕЛ!
     И вихрь из птиц превратился в ураган.

                                    10

     Старк сделал последнюю агонизирующую попытку избавиться от  них.  Ему
некуда было идти, некуда было бежать, но он все равно попытался.  Это  был
его стиль.
     Колонка птиц, облепивших его, двинулась вперед вместе с ним; огромные
мощные руки, покрытые воробьиными перьями, головами и крыльями,  поднялись
в последнем усилии и яростно стали бить по торсу,  пересекаясь  на  груди.
Птицы, частично раненные, частично мертвые, падали на пол,  и  в  какой-то
миг Таду представилась картина, которая преследовала  его  всю  оставшуюся
жизнь.
     Воробьи пожирали Джорджа Старка живьем. Глаз у него уже не  осталось,
вместо них зияли пустые впадины. Нос сократился до ничтожного выступа. Его
лоб и волосы были содраны начисто, обнажая белую поверхность  черепа.  Шеи
почти не осталось. Птицы расклевали его живот.  Стая  воробьев  сидела  на
ногах Старка и со все большим усердием проклевывала в них дыры, подбираясь
все выше и выше, собираясь добраться и до его внутренностей.
     И Тад заметил еще кое-что.
     Воробьи пытались поднять Старка. Они пытались... н очень скоро, когда
они уменьшат вес его тела, им это удастся.
     - Берите его теперь! Берите его! ЗАБИРАЙТЕ ЕГО ОБРАТНО В  АД,  ОТКУДА
ОН ПРИШЕЛ! - закричал Тад.
     Крики Старка прекратились после того как его  горло  было  проклевано
сотнями безжалостных клювов. Воробьи теперь перебирались  на  руки,  и  на
секунду даже его ноги мелькнули на кровавом паркете.
     Он махнул руками - тем, что от них осталось -  вниз  по  бокам  диким
жестом, давя дюжины птиц... но дюжина дюжин рвалась занять место  выбывших
пернатых коллег.
     Звук трескавшейся и расщепляемой древесины справа от Тада вдруг  стал
все усиливаться. Тад посмотрел туда и  увидел  что  восточная  стенка  его
кабинета разваливается подобно папиросной бумаге. Он за какой-то миг сумел
рассмотреть тысячи желтых клювов, пробившихся сквозь дерево  одновременно,
а затем схватил близнецов и накрыл их собой, выгнув тело,  чтобы  защитить
из от обломков, может быть, впервые и единственный  раз  в  жизни  проявив
настоящую ловкость и проворство.
     Стена рухнула внутрь кабинета,  подняв  пыльное  облако  из  щепок  и
опилок. Тад закрыл глаза и прижал детей ближе к себе.
     Он больше ничего не видел.

                                    11

     Но Алан Пэнборн это увидел, как и Лиз.
     Они сбросили покрывало с плеч, как только туча птиц над ними и  рядом
с ними исчезла в кабинете Тада. Лиз начала пробираться в гостевую  спальню
по направлению к открытой двери в кабинет, и Алан спешил за ней.
     Какой-то  момент   он   ничего   не   смог   разглядеть   там   из-за
чернокоричневого облака, клубящегося в бешеной пляске.  Затем  это  облако
приняло какие-то очертания - ужасную и узнаваемую форму. Это был Старк. Он
был покрыт птицами, съедаем заживо, но еще жил.
     Еще больше птиц появилось, затем еще и еще. Алан  подумал,  что  этот
стук клювов сведет его с ума. А затем он увидел, что они делают.
     - Алан! - закричала Лиз. - Алан, они его поднимают!
     Предмет, который раньше был Джорджем Старком, предмет, который сейчас
был только неопределенно человеческим, поднимался в воздух  на  воробьиной
подушке. Он двинулся через  кабинет,  почти  упал,  затем  снова  поднялся
вверх. Он приблизился к огромной дыре в восточной стене кабинета.
     Через нее влетело еще больше воробьев; все, которые еще находились  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.