Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

других помещениях, ринулись в кабинет.
     Плоть стекала и падала со скелета Старка непрерывным дождем.
     Тело  Старка  прошло  через  провал  в  стене  окруженное  воробьями,
остервенело выщипывающими остатки волом с головы своей жертвы.
     Алан и Лиз кинулись по ковру из погибших птиц  внутрь  кабинета.  Тад
медленно поднимался на ноги, держа в каждой руке по малышу. Лиз побежала и
забрала их у него. Она ощупывала их, ища раны.
     - О'кей, - сказал Тад. - Я думаю, они в порядке.
     Алан подошел к проему в стене кабинета. Он выглянул наружу  и  увидел
сцену, напоминавшую лишь сказочную. Небо было черно от птиц, и  все  же  в
одном его месте находилось словно черное  дерево,  как  будто  на  цельной
материи кто-то сделал прорезь.
     Эта прорезь имела форму борющегося человека.
     Птицы поднимали это все выше, и выше, и выше. Оно  достигло  верхушек
деревьев и, казалось, остановилось там. Алан  подумал,  что  ему  слышится
нечеловеческий вопль  из  центра  этого  птичьего  облака.  Затем  воробьи
двинулись снова. Наблюдение  за  ними  напоминало  зрелище  прокручиваемой
назад киноленты. Черные потоки воробьев взлетали из всех  выбитых  окон  в
доме, они очистили от своего присутствия  подъездную  дорожку,  деревья  и
изогнутую крышу "Фольксвагена".
     Все они направлялись к тому центральному темному облаку.
     Контур человеческого тела начал снова двигаться... над деревьями... в
темное небо... и наконец исчез из поля зрения.
     Лиз сидела в углу, с близнецами на коленях, качая и лаская их - но ни
один из них, видимо, особенно и не был уже  опечален  или  расстроен.  Они
внимательно смотрели на ее изможденное  и  покрытое  слезами  лицо.  Уэнди
потрогала его, словно желая утешить мать. Уильям приподнялся, снял перо  с
волос Лиз и тщательно осмотрел его.
     - Он ушел, - хрипло сказал Тад. Он присоединился к  Алану,  стоявшему
все еще у проема в стене кабинета.
     - Да, - сказал шериф. Он вдруг разрыдался. Он  даже  не  мог  понять,
почему это случилось, просто произошло само собой.
     Тад попытался  обнять  его,  и  Алан  успокоился,  его  ботинки  сухо
хрустели на тушках мертвых воробьев.
     - Нет, - сказал Пэнборн. - Я буду в порядке.
     Тад посмотрел через проем снова в ночное небо. Из этой темноты  вдруг
появился воробей и сел на его плечо.
     - Спасибо, - сказал ему Тад. - Спа...
     Воробей клюнул его,  внезапно  и  сильно,  кровь  потекла  под  самым
глазом.
     Затем он улетел, присоединяясь к другим птицам.
     - Почему? - спросила Лиз. - Она смотрела  на  Тада,  шокированная.  -
Почему он так сделал?
     Тад не ответил, но подумал, что знает ответ. Он подумал, что и  Роули
Делессепс также знает этот  ответ.  То,  что  произошло,  было  достаточно
мифическим... но ведь это была не сказка. Может быть, последний воробей  и
был послан той силой, которая посчитала, что Таду нужно напомнить об этом.
Чтобы он надолго это запомнил.
     Будь осторожен, Тадеуш. Ни один человек не может  управлять  агентами
из загробного мира. Очень недолго - и всегда есть цена.
     "Какую цену должен буду уплатить я? - подумал Тад. А затем: - Счет...
когда он должен прийти?"
     Но это был вопрос для другого времени, другого дня. А кроме того было
еще и такое - может быть, счет уже был оплачен.
     Может быть, он был навсегда отпущен.
     - Он мертв? - спросила Лиз... почти умоляюще.
     - Да, - ответил Тад. - Он мертв, Лиз.
     Книга  закрывается  на  Джордже  Старке.  Пошли,  ребята  -   давайте
выбираться отсюда.


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.