Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и впустила шерифа в дом.
     Уэнди   была   возбуждена   и   полна   веселья,   что   делало    ее
трудноуправляемой. Таду удалось, наконец,  засунуть  ее  ноги  в  спальный
мешок, после чего  он  перешел  к  рукам.  Она  старательно  отбивалась  и
ухитрилась схватить его за нос, весьма больно и очень крепко. Он взвыл  от
боли  вместо  обычного  смеха,  что  вызвало  огромное  изумление   Уэнди,
вытаращившейся на отца со столика для пеленания. Он  взялся,  наконец,  за
молнию, шедшую с низа левой ноги до  самой  горловины  спального  костюма,
затем вдруг остановился и вытянул свои руки. Они дрожали. Это было  мелкое
подрагивание, но оно было.
     На что ты уставился? Или ты опять ощущаешь вину?
     Нет, не вину. Он почти желал бы ее чувствовать. Дело было  в  другом,
он получил еще один удар сегодня, в день, когда этих ударов  было  слишком
много для него.
     Первый нанесла полиция со своим странным предположением н  еще  более
странной уверенностью. Затем этот странный пронзительный  свистящий  звук.
Он не знал, что это такое, но был уверен,  что  уже  был  знаком  с  этими
звуками ранее.
     После ужина это снова повторилось.
     Он поднялся в тот вечер в кабинет проверить  свои  записи  для  новой
книги "Золотая собака". И вдруг, когда он склонился над  листом  рукописи,
чтобы внести небольшие исправления, звук заполнил его голову. Тысячи птиц,
пищащие и чирикающие одновременно, и у него возникло четкое  представление
о тех, кто именно этим занимается.
     Воробьи.
     Тысячи и тысячи воробьев, облепившие крыши и телефонные провода,  как
это делают  полевые  воробьи  ранней  весной,  в  марте,  пока  еще  лежит
последний снег на земле в грязных маленьких желобках и канавках.
     - Ох, снова пришла эта  проклятая  головная  боль,  -  подумал  он  в
отчаянии,и  тот  голос,  которым  была  произнесена   эта   мысль,   голос
испуганного до смерти мальчика, был тем отпечатком, который давно хранился
в памяти Тада. Ужас сдавил его горло  и,  казалось,  медленно  сжимал  его
виски ледяными руками.
     -  Это  опухоль?  Она  снова  появилась?  Вдруг  она  на   этот   раз
злокачественная?
     Призрачные звуки - голоса птиц - вдруг стали затихать, почти  угасли.
К ним примешивались тонкие звуки взмахов крыльев. Теперь он  смог  увидеть
их взлетающими, всех сразу. Тысячи мелких птиц, закрывающих белое весеннее
небо.
     - "Хотят лететь назад на север", - услышал  он  свои  же  собственные
слова, произнесенные медленным, гортанным голосом, голосом, совсем ему  не
принадлежащим.
     И вдруг, совсем неожиданно, видение и звуки этих  птиц  ушли  из  его
головы. Был снова 1988, а не 1960 год, и он находился в кабинете.  Он  был
взрослым мужчиной, с женой, двумя детьми и пишущей машинкой "Ремингтон".
     Он глубоко вздохнул. Не было этой страшной головной боли.  Ни  тогда,
ни сейчас. Он чувствовал себя превосходно. Исключая...
     Исключая лишь то, что взглянув на лист рукописи  снова,  он  заметил,
что успел написать там кое-что. Оно было  выведено  поперек  машинописного
текста крупными прописными буквами.
     "ВОРОБЬИ ЛЕТАЮТ СНОВА", - написал он.
     Это было написано не его  рукой  "Скрипто",  а  одним  из  карандашей
"Бэрол блэк бьюти", хотя он не помнил, как и когда он мог заменить им свою
обычную ручку. Он ведь никогда сам  не  пользовался  карандашами.  "Бэрол"
принадлежали ушедшему времени... темному  времени.  Он  поставил  карандаш
обратно в кувшин, связал затем все эти карандаши вместе и убрал эту связку
в выдвижной ящик стола. Руки Тада при этом не были абсолютно твердыми.
     Затем Лиз позвала его помочь уложить детей в постель, и он  спустился
к ней. Он хотел рассказать о том, что произошло, но  обнаружил,  что  этот
ужас - ужас, навсегда отпечатавшийся в его душе с  детских  лет,  ужас  от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.