Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


     Только около восьми вечера Скорик ушел из прокуратуры. Домой добрался
в половине девятого уставший и голодный.  Войдя  в  квартиру,  понял,  что
здесь Катя: в коридоре стояла ее хозяйственная сумка, а  из  кухни  слышны
были какие-то Катины движения у плиты. Он пошел на кухню.
     - Привет. Давно пришла?
     - Минут сорок.
     Они поцеловались.
     - Есть хочу, - сказал он.
     - Уже жарю картошку. Купила охотничьих сосисок.
     - На чем жаришь? У меня ни кусочка масла не было.
     - Я достала бутылку подсолнечного.
     - Видишь, как хорошо, что у тебя свой ключ! Иначе я бы сидел  сегодня
голодный.
     - И злой.
     - Конечно. Я плохо переношу голод.
     - Знаю. Ставь тарелки, нарезай хлеб. В сумке у меня свежий батон...
     После ужина он ушел в комнату, уселся в кресло просматривать  газеты,
скопившиеся за два  дня.  Катя  купалась,  Скорик  слышал,  как  в  ванной
шелестели струи воды, попадая на целлофановую занавеску...
     Потряхивая влажными волосами, Катя вышла  в  синем  махровом  халате,
перехваченным в талии поясом. Она уселась в кресло напротив, отбросив полы
халата, высоко положив ногу на ногу, и принялась  маленькой  кисточкой  из
пузырька покрывать ногти лаком. Запахло ацетоном. Скорик любил этот запах,
любил наблюдать за Катей во время этой процедуры. И сейчас,  глядя  поверх
газеты на ее ноги, обнаженные почти до бедер, наблюдая, как очередной  раз
проведя осторожно кисточкой, Катя ждет, чтоб высох лак, он вдруг  подумал:
"Интересно, будет ли все это меня занимать, если мы поженимся и я привыкну
к ее каждодневному присутствию в этой квартире?"
     - Ты чего уставился?  -  она  неожиданно  перехватила  его  взгляд  и
инстинктивно затолкала полы халата меж колен.
     - Да так, - улыбнулся он.
     Они  познакомились  три  года  назад.  Биохимик  по  профессии,  Катя
работала  в  научно-исследовательской  лаборатории   судебных   экспертиз,
Скорику иногда приходилось  туда  обращаться.  Там  впервые  увидели  друг
друга...
     - Стели, ложись, я подожду пока лак просохнет.
     Он поднялся, пошел к постельной тумбе...



                                    12

     Ох, как не хотелось ему сегодня идти  в  институт  опрашивать  людей,
которые через несколько  часов  должны  отправиться  на  похороны.  Скорик
понимал, что сотрудники института не охвачены вселенской печалью - не  все
к Кубраковой одинаково относились, как и  она  к  ним,  кто-то  ее  любил,
кто-то уважал, кто-то был равнодушен,  а  кто-то,  он  не  сомневался,  не
терпел, может даже и ненавидел. Все это естественно. И  все  же  атмосфера
траура в той или иной мере коснулась каждого, что по его мнению, создавало
для  него  определенное  психологическое   преимущество,   которое   может
исчезнуть через два-три дня, начни он вызывать официально  этих  людей  на
допросы в качестве свидетелей. Начать Скорик хотел с директора института -
Яловского, а затем по списку, который он составил со слов секретарши...
     Скорик вошел в директорскую приемную в пять  минут  десятого,  в  тот
момент, когда Яловский выходил из кабинета. Задержав его, Скорик  объяснил
цель своего прихода и увидел, как недовольно скривилось лицо Яловского. Но
Скорик был готов к подобной реакции со стороны каждого,  с  кем  собирался
тут собеседовать.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.