Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Назаркевич.
     - Что он хотел?
     - Подписать какое-то письмо.
     - Мне не до него...
     В  шесть  вечера,  закончив  все,  вдвоем  со  Светой  они  вышли  из
лаборатории. На противоположной стороне коридора в нише размером в тетрадь
имелся небольшой запиравшийся сейфик сигнализации. Света включила  тумблер
и заперла металлическую дверцу.
     - Вы домой? - спросила Кубракова.
     - Нет, еще за Вовкой в садик.
     Едва вышли на улицу, как  с  противоположной  стороны  к  ним  быстро
подошел Вячин:
     - Елена Павловна, уделите мне пять минут, - попросил он.
     - Некогда мне, Вячин.
     - Я пошла, Елена Павловна, - сказала Света. - Счастливого пути вам, -
попрощалась она и зашагала через скверик к трамвайной остановке.
     - Не могу я с вами  разговаривать,  Вячин,  -  Кубракова  нетерпеливо
посмотрела на часы.
     - Одну минуту, Елена Павловна, - вновь обратился он.
     Но Кубракова, раздраженно глянув на него, переложила портфель с одной
руки в другую и двинулась прочь.
     Он смотрел ей вслед, сцепив зубы,  словно  сдерживая  гневные  слова,
готовые вырваться вдогонку.
     Дом, в котором жила Кубракова, был построен в начале века. С  могучих
кариатид, поддерживавших  перекрытие  над  широкими  входными  деревянными
воротами, давно облетела штукатурка. Вход в квартиры шел  с  захламленного
двора, где в мусорных баках промышляли крысы. Елена Павловна легко одолела
крутые ступени и на третьем этаже позвонила в дверь. Открыла мать.
     - У нас неприятность, - сразу сказала она.
     - Что опять? - спокойно спросила Елена Павловна.  Она  привыкла,  что
всякие пустяки мать считала неприятностями.
     - Снова соседи залили кухню, - мать указала куда-то наверх.
     - Черт с ними, осенью все равно будем делать ремонт... Я хочу есть, а
потом мне надо собираться в дорогу.
     Елена Павловна жила с матерью. В этой квартире был прописан и младший
брат-майор, но он почти постоянно находился у себя  в  райцентре  Сокирцы,
где служил военкомом. Ни мужа, ни детей у Кубраковой не было. Выйдя  замуж
сразу же после окончания института за своего  сокурсника,  Елена  Павловна
прожила с  ним  год,  расстались  они  тихо  и  незаметно,  самым  близким
приятельницам она объяснила: "Я не выношу, когда мужчина постоянно стрижет
и подпиливает свои ногти и покрывает бесцветным лаком". С тех пор она  все
в жизни одолевала самостоятельно и стала сильной...
     Съев тарелку гречневой каши  и  запив  чаем,  Елена  Павловна  сказал
матери:
     - Все! Я пошла складываться, - это значило: прошу не мешать.
     У себя в комнате, служившей кабинетом и  спальней,  она  вытащила  из
старого скрипучего шифоньера пустой  чемодан,  раскрыла  платяной  шкаф  и
начала перебирать висевшие на вешалках платья и костюмы, решая, что надеть
в дорогу, а что взять с собой, затем рылась в белье, бросила в чемодан две
пары нераспечатанных колготок. Кое-что надо было подгладить. В  кухне  она
включила утюг.
     Где-то около одиннадцати она закрыла чемодан и села к столу, еще  раз
посмотреть  документы,  приготовленные  для  поездки.  Не  хватало  одного
варианта проекта договора. Она еще раз перерыла все бумаги, но договора не
было. "Дура! Надо было там проверить!" - обозлилась она на себя,  и  надев
бежевую пушистую кофту, вышла в прихожую и крикнула:
     - Мама, я скоро вернусь. Ты ложись, я ключи взяла...
     Сидя в полупустом вагоне трамвая, Елена Павловна старалась вспомнить,
где мог быть договор. "Скорее всего между  папок  в  правом  ящике.  Света
принесла мне две папки и прямо с машинки  три  экземпляра",  -  вспоминала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.