Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

куда двинуть дальше. И тут услышал, Уильям, четко и ясно. Все  же  Господь
помогает.
     - Что ты услышал?
     - Один пес там перднул, - ответил Джинелли.  -  Хорошо  так,  громко.
Вроде как кто-то сыграл под сурдинку.
     Буквально  шагах  в  двадцати,  в  лесочке,   оказался   на   полянке
огороженный загон. Загородка простая - колья да ветки, вбитые  в  землю  и
оплетенные колючей проволокой. А  внутри  семь  пит-буль-терьеров.  Пятеро
крепко спали, двое других сонно смотрели на Джинелли.
     А сонно смотрели потому, что им подсыпали кое-что в еду специально.
     - Я думал, они будут полностью под кайфом, хотя на  это  рассчитывать
опасно. Когда таких псов научат драться,  они  -  как  гвоздь  в  заднице,
сплошное беспокойство. Друг друга пожрут насмерть, и весь  бизнес  -  коту
под хвост. Тут их либо сажают в отдельные  клетки,  либо  дают  наркотики.
Последние - дешевле, и прятать их проще. Если бы псы не были  под  кайфом,
им никакая загородка с проволокой не была бы преградой. Когда какого-то из
них начинают жрать, он даст деру сквозь любые колючки,  хоть  полшкуры  на
них оставит. Им дают очухаться, только когда появляются  приличные  ставки
на собачий бой и риск оправдан. Сперва сражение, потом снова под  кайф.  -
Джинелли рассмеялся. - Ты понял? Эти пит-були вроде наших  звезд  рока.  И
всегда новых можно приобрести.
     Джинелли раскрыл  там  магазинную  сумку  и  вытащил  бифштексы.  Еще
припарковавшись на лесной дороге, он их освободил от оберток  и  вогнал  в
каждый шприцем то,  что  он  назвал  "Пит-Буль-коктейль  Джинелли":  смесь
мексиканского коричневого героина со стрихнином. Теперь  он  размахивал  в
воздухе своим угощением и наблюдал, как спящие псы  медленно  приходили  в
себя. Один из них глухо тявкнул - прозвучало, как храп человека с  сильным
насморком.
     - Заткнуться, а то ужина не будет, - спокойно  скомандовал  Джинелли.
Тот пес, что гавкнул, сел, но тут же его  снова  повело  ко  сну,  вот-вот
завалится на бок.
     Джинелли бросил один бифштекс за загородку. Секунда, две, три - и все
они заворочались. Кто-то слегка гавкал, но так невнятно,  что  можно  было
этим пренебречь. Кроме того, если бы кто-то появился из табора, то шел  бы
с фонарем, - достаточно  времени,  чтобы  смыться  в  лесу.  Но  никто  не
появился.
     Билли зачарованно слушал, пока Джинелли спокойно вел свой рассказ. Он
присел в  сторонке,  закурил  "Кэмел"  и  наблюдал,  как  умирают  собаки.
Большинство из них умерло очень тихо, говорил он. (Нет ли хоть  намека  на
сожаление в его голосе? - подумал Билли с беспокойством). У  пары  из  них
были конвульсии, но не сильные. Только и всего. Джинелли подумал,  что  не
так уж и плохо для псов: цыгане для них готовили участь куда  страшнее.  В
общем, в пределах часа все было сделано.
     Когда итальянец убедился, что сдохли все  собаки,  вынул  из  кармана
доллар, взял ручку и написал на нем: В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ЭТО МОГУТ  БЫТЬ  ТВОИ
ВНУКИ, СТАРИК. УИЛЬЯМ ХАЛЛЕК ГОВОРИТ, ЧТОБЫ ТЫ СНЯЛ С НЕГО САМ ЗНАЕШЬ ЧТО.
Он сбросил вонючее пальто, повесил его на жердь ограды,  сверху  надел  на
него шляпу, снял цыганскую обувь и переоделся в свои кеды, которые  держал
в сумке. После чего удалился.
     На обратном пути  малость  заблудился.  Удалось  сориентироваться  по
смердящему месту, мимо которого уже проходил. А там увидел огонек фермы  и
нашел проселок. Сел в машину и вернулся в Бар Харбор.
     На полпути, по его словам, с машиной что-то случилось. В чем  дело  -
он не понял, но просто она ему не  понравилась.  И  раньше  такое  бывало:
начинаешь  вдруг  не  доверять  машине,  хотя,  как  правило,  это  ничего
особенного не значит. Разве что пару раз было...
     - Я решил бросить ее, - сказал Джинелли. - Не хотел ничего  оставлять
на волю случая. Мало ли? Может, у кого-то из этих цыган  была  бессонница,
прошелся, увидел машину. Может, меня увидел в ней. А тогда запросто  нашли
бы меня потом. Видишь? Я очень серьезно к ним отнесся. Смотрю  на  тебя  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.