Случайный афоризм
Падение чересчур превознесенных писателей всегда совершается с необыкновенной быстротой. Уильям Мейкпис Теккерей
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

куда двинуть дальше. И тут услышал, Уильям, четко и ясно. Все  же  Господь
помогает.
     - Что ты услышал?
     - Один пес там перднул, - ответил Джинелли.  -  Хорошо  так,  громко.
Вроде как кто-то сыграл под сурдинку.
     Буквально  шагах  в  двадцати,  в  лесочке,   оказался   на   полянке
огороженный загон. Загородка простая - колья да ветки, вбитые  в  землю  и
оплетенные колючей проволокой. А  внутри  семь  пит-буль-терьеров.  Пятеро
крепко спали, двое других сонно смотрели на Джинелли.
     А сонно смотрели потому, что им подсыпали кое-что в еду специально.
     - Я думал, они будут полностью под кайфом, хотя на  это  рассчитывать
опасно. Когда таких псов научат драться,  они  -  как  гвоздь  в  заднице,
сплошное беспокойство. Друг друга пожрут насмерть, и весь  бизнес  -  коту
под хвост. Тут их либо сажают в отдельные  клетки,  либо  дают  наркотики.
Последние - дешевле, и прятать их проще. Если бы псы не были  под  кайфом,
им никакая загородка с проволокой не была бы преградой. Когда какого-то из
них начинают жрать, он даст деру сквозь любые колючки,  хоть  полшкуры  на
них оставит. Им дают очухаться, только когда появляются  приличные  ставки
на собачий бой и риск оправдан. Сперва сражение, потом снова под  кайф.  -
Джинелли рассмеялся. - Ты понял? Эти пит-були вроде наших  звезд  рока.  И
всегда новых можно приобрести.
     Джинелли раскрыл  там  магазинную  сумку  и  вытащил  бифштексы.  Еще
припарковавшись на лесной дороге, он их освободил от оберток  и  вогнал  в
каждый шприцем то,  что  он  назвал  "Пит-Буль-коктейль  Джинелли":  смесь
мексиканского коричневого героина со стрихнином. Теперь  он  размахивал  в
воздухе своим угощением и наблюдал, как спящие псы  медленно  приходили  в
себя. Один из них глухо тявкнул - прозвучало, как храп человека с  сильным
насморком.
     - Заткнуться, а то ужина не будет, - спокойно  скомандовал  Джинелли.
Тот пес, что гавкнул, сел, но тут же его  снова  повело  ко  сну,  вот-вот
завалится на бок.
     Джинелли бросил один бифштекс за загородку. Секунда, две, три - и все
они заворочались. Кто-то слегка гавкал, но так невнятно,  что  можно  было
этим пренебречь. Кроме того, если бы кто-то появился из табора, то шел  бы
с фонарем, - достаточно  времени,  чтобы  смыться  в  лесу.  Но  никто  не
появился.
     Билли зачарованно слушал, пока Джинелли спокойно вел свой рассказ. Он
присел в  сторонке,  закурил  "Кэмел"  и  наблюдал,  как  умирают  собаки.
Большинство из них умерло очень тихо, говорил он. (Нет ли хоть  намека  на
сожаление в его голосе? - подумал Билли с беспокойством). У  пары  из  них
были конвульсии, но не сильные. Только и всего. Джинелли подумал,  что  не
так уж и плохо для псов: цыгане для них готовили участь куда  страшнее.  В
общем, в пределах часа все было сделано.
     Когда итальянец убедился, что сдохли все  собаки,  вынул  из  кармана
доллар, взял ручку и написал на нем: В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ЭТО МОГУТ  БЫТЬ  ТВОИ
ВНУКИ, СТАРИК. УИЛЬЯМ ХАЛЛЕК ГОВОРИТ, ЧТОБЫ ТЫ СНЯЛ С НЕГО САМ ЗНАЕШЬ ЧТО.
Он сбросил вонючее пальто, повесил его на жердь ограды,  сверху  надел  на
него шляпу, снял цыганскую обувь и переоделся в свои кеды, которые  держал
в сумке. После чего удалился.
     На обратном пути  малость  заблудился.  Удалось  сориентироваться  по
смердящему месту, мимо которого уже проходил. А там увидел огонек фермы  и
нашел проселок. Сел в машину и вернулся в Бар Харбор.
     На полпути, по его словам, с машиной что-то случилось. В чем  дело  -
он не понял, но просто она ему не  понравилась.  И  раньше  такое  бывало:
начинаешь  вдруг  не  доверять  машине,  хотя,  как  правило,  это  ничего
особенного не значит. Разве что пару раз было...
     - Я решил бросить ее, - сказал Джинелли. - Не хотел ничего  оставлять
на волю случая. Мало ли? Может, у кого-то из этих цыган  была  бессонница,
прошелся, увидел машину. Может, меня увидел в ней. А тогда запросто  нашли
бы меня потом. Видишь? Я очень серьезно к ним отнесся. Смотрю  на  тебя  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.