Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

в окружающей темноте: слишком легко она отделилась от своих  с  человекам,
которого прежде никогда не видела. И это в то время, как должна была  быть
особенно начеку. Впервые подумала: а почему этот  агент  ФБР  не  захватил
бумаги с собой в табор, если ему нужно было так срочно задержать  Халлека.
Но было поздно. Он сыграл на ее ослепляющей ненависти, назвав главное имя.
     - Вот и все, - сказал Джинелли и повернулся к ней с кольтом, в  одной
руке и сосудом в другой.
     Глаза ее вновь широко раскрылись, грудь поднялась, когда она раскрыла
рот и судорожно вдохнула.
     - Можешь закричать, - сказал Джинелли, - но я тебе гарантирую  -  это
будет последний звук в твоей жизни, Джина.
     Какой-то миг ему казалось, что  она  все  равно  закричит...  но  она
только выдохнула воздух.
     - Это ты работаешь на свинью, - сказала она. - Ханс сатте сиг па...
     - Говори по-английски, блядь, - сказал он небрежно.  Она  вздрогнула,
как от пощечины.
     - Не смей называть меня блядью, - прошептала она. -  Никто  не  смеет
меня обзывать. - Ее руки поднялись, сильные пальцы согнулись, как когти.
     - Ты называешь моего друга Уильяма свиньей. Я называю тебя блядью.  А
твою мамашу - проституткой, а твоего папашу -  псом,  который  в  сортирах
облизывает жопы, - сказал Джинелли. Увидел, как  раздвинулись  ее  губы  в
оскале ярости и улыбнулся. Что-то в его улыбке заставило ее  поколебаться.
Позднее Джинелли сказал Билли, что она  испуганной  не  выглядела,  но  по
какой-то причине сквозь дикую ярость пробилось осознание того, с кем  и  с
чем она имеет дело.
     - Думаешь, это игра? - спросил он ее. -  Вы  налагаете  проклятие  на
человека, у которого жена и  ребенок,  и  думаете,  что  это  -  игра?  Ты
думаешь, он нарочно сбил ту женщину, твою бабушку? Думаешь, у него на  нее
был контракт? Что мафия заключила на нее контракт? Дерьмо.
     Девушка теперь плакала слезами ярости и ненависти.
     - Ему жена дрочила, и он ее задавил на улице! А потом они... они  хан
тог ин пойкен... отмазали его. Но мы его хорошо пригвоздили. И  ты  будешь
следующим, друг свиньей. Не важно, что...
     Он снял крышку с широкого горлышка сосуда движением большого  пальца.
Ее глаза впервые уставились на жидкость в сосуде. Именно этого он и хотел.
     - Кислота, блядь, - сказал Джинелли и плеснул ей в лицо. - Посмотрим,
сколько еще людей ты подстрелишь из своей рогатки, когда ослепнешь.
     Она пронзительно вскрикнула и накрыла ладонями глаза. Слишком поздно.
Упала на землю. Джинелли наступил ей на шею.
     - Если пикнешь, убью. Тебя  и  первых  трех  твоих  дружков,  которые
появятся тут. - Он убрал ногу. - Это была пепси-кола.
     Джина поднялась на колени, глядя на него сквозь пальцы.  Обостренным,
почти телепатическим чутьем Джинелли понял: не было нужды говорить ей, что
то была не кислота. Она это поняла сразу, хотя в первое мгновение  ее  как
будто бы обожгло. Мгновение спустя, чуть было не запоздало, он  сообразил,
что она бросается рукой на его половые органы.
     Когда она кошкой кинулась к нему, он мгновенно  шагнул  в  сторону  и
ударил ее  ногой  в  бок.  Затылок  Джины  с  громким  звуком  ударился  о
хромированную раму раскрытой дверцы водителя.  Она  рухнула  на  землю,  и
кровь залила ее щеку.
     Джинелли наклонился над ней, уверенный, что она потеряла сознание.  И
в тот же миг она с шипением атаковала его. Одной  рукой  расцарапала  лоб,
другой - разорвала рукав его водолазки и содрала кожу вдоль руки.
     Джинелли зарычал и отшвырнул ее на землю. Потом прижал дуло пистолета
к ее носу.
     - Что, сука, моих яиц захотела? Хочешь? Ну, давай, блядь!  Давай!  Ты
мне морду попортила. А теперь попытайся, доберись!
     Она лежала неподвижно  и  смотрела  на  него  глазами,  черными,  как
смерть.
     - Что, передумала? Попробовала бы, да дед  твой  не  перенесет  такой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.