Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

усилием воли заставлял себя сохранять на лице  подобие  слабой  улыбки.  -
Приходи. Я  хочу  посмотреть  на  тебя,  когда  ты  потеряешь  еще  фунтов
сорок-пятьдесят. Вот уж посмеюсь. Буду хохотать и хохотать!
     Он нашел дверную ручку и повернул ее. Свежий прохладный воздух обвеял
его пылающее потное лицо.
     - Спокойной ночи, Леда. Прости меня, извини...
     - Подавись ты своими извинениями! - завизжала она и швырнула  в  него
бокал. Он разбился вдребезги о дверной косяк справа от Билли. -  Зачем  ты
убил ее, ублюдок?! Зачем ты  на  нас  обрушил  такие  несчастья?!  Зачем?!
Зачем?! Зачем?!
     Халлек дошел до перекрестка Парк Лейн и Лантерн Драйв и опустился  на
скамейку под навесом автобусной остановки.  Его  бил  озноб,  во  рту  был
скверный вкус, голова кружилась от алкоголя.
     Он  думал:  "Я  сбил  и  убил  ее  и  теперь  теряю  вес  и  не  могу
остановиться. Кари Россингтон провел суд, отпустил меня, хлопнув по плечу,
а теперь он в клинике Мэйо, и  если  верить  его  жене,  он  выглядит  как
беженец из питомника аллигаторов Мориса Сендака. Кто еще тут замешан? Кому
еще мог отомстить старый цыган?"
     Он вспомнил о двух полицейских, изгонявших цыган, когда они прибыли в
их городок и собирались развернуть свои представления в  городском  парке.
Один из полицейских  был  всего  лишь  оруженосцем,  водителем  патрульной
машин.
     Исполнителем приказов.
     Чьих приказов? Ну, разумеется, начальника полиции, Данкена Хопли.
     Цыган прогнали потому, что у  них  не  было  разрешения  выступать  в
городском саду. Они, конечно, понимали, что дело не в разрешении:  причины
гораздо глубже. Когда хочется прогнать  цыган,  предлог  всегда  найдется.
Бродяжничество. Нарушение общественного спокойствия. Плевки  на  тротуары.
Да что угодно!
     Цыгане договорились о таборе с фермером к западу от городка - мрачным
стариком по имени Арнкастер. Всегда находилась такая ферма и такой  мужик,
и  цыгане  всегда  устраивались.  "У  них  носы   натренированные,   чтобы
выискивать таких людей, как Арнкастер", подумал Билли, сидя на скамейке  и
прислушиваясь к первым каплям весеннего дождя, забарабанившего по  навесу.
"Простая эволюция. Достаточно двух тысяч лет кочевой  жизни.  Поболтать  с
людьми. Может, кому-то бесплатно погадать? Узнали  имя  одного  жителя,  у
которого есть земля, но и долгов немало, и про  парня,  который  не  любит
своего  города  и  не  уважает  общественных  порядка.   Прислушаешься   и
непременно узнаешь имена. Непременно пронюхаешь про местного Арнкастера  в
самом богатом городке. А то и про двух или трех таких".
     Свои машины они располагали в круг, как и палатки. Точно  так  же  их
предки двести, четыреста, восемьсот лет назад располагали  в  таборе  свои
кибитки и тачки. Они получали  разрешение  на  разведение  костров.  Ночью
болтали и смеялись, из рук в руки переходила бутылка или две.
     "Все это", - думал Халлек, - "могло быть вполне приемлемо для Хопли".
     Те, кто хотел что-то купить  у  цыган,  могли  съездить  по  западной
дороге Фэйрвью  к  жилищу  Арнкастера.  Оно  располагалось  в  стороне  от
всеобщего обозрения, но и  зрелище  представляло  собой  жалкое.  Впрочем,
цыгане предпочитали именно такие места. Оттуда им предстояло  двинуться  в
Рейнтри или Уэстпорт, а дальше - в неведомом  направлении.  Так  обычно  и
делалось.
     За исключением того, что после несчастного случая и проклятья старого
цыгана формула "так обычно и делалось" больше никуда не годилась.
     Халлек вспомнил, что Хопли дал цыганам два дня срока. Когда они и  не
подумали подчиниться, он их вынудил убраться. Сначала Джим Робертс отменил
разрешение о разведении костров. Хотя в течение предыдущей  недели  каждый
день бывали сильные  дожди,  Робертс  сказал  им,  что  опасность  пожаров
внезапно возросла. Извините. Кстати, пусть не забывают,  что  огнеопасными
являются не только костер, но и плитки  на  газовых  баллонах,  мангалы  и
печурки.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.