Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да так, нигде, - ответил он. - Просто бродил и размышлял.
     - От тебя пахнет так, словно ты в куст можжевельника свалился. Джин?
     - Н-ну... примерно так. Только свалился в "Паб" Энди.
     - И сколько ты принял?
     - Пару.
     - А пахнет как все пять.
     - Хейди, ты что - меня допрашиваешь?
     - Нет, дорогой. Но я хочу, чтобы ты себя уж  слишком-то  не  изводил.
Эти доктора, я надеюсь, поймут что-то после метаболической серии.
     Халлек хмыкнул.
     - Я только благодарю Бога, что это не рак, -  сказала  она.  Лицо  ее
выглядело встревоженным.
     Он подумал и чуть не ляпнул: "хорошо все наблюдать  со  стороны".  Не
сказал, но, видимо, что-то отразилось на его  лице,  потому  что  ее  лицо
приняло такое несчастное, горестное выражение.
     - Прости меня, - сказала она. - Так трудно сказать что-либо, чтобы не
прозвучало обидно, плохо...
     "Да уж, девочка", подумал он. И снова мимолетная вспышка ненависти  к
ней. После выпивки это чувство вызвало депрессию и физическое недомогание.
Тут же все прошло, оставив лишь ощущение стыда. Кожа Кэри превращалась Бог
знает во что - годилось только для показа в бродячем цирке.  Данкен  Хопли
может быть и в порядке, а может,  Халлека  ожидало  там  нечто  еще  более
жуткое. Черт возьми, потеря веса, возможно, еще не самое страшное.
     Он разделся, включив лампу, и обнял Хейди.  Сначала  она  чувствовала
себя скованно. Когда он решил, что ничего хорошего не будет,  Хейди  вдруг
расслабилась. Билли услышал ее сдавленный всхлип и с грустью подумал,  что
в беде познается благородство натуры. Почему он раньше этого не понимал?
     - Хейди, прости, - сказал он.
     - Если бы я могла хоть что-то сделать. - Она снова всхлипнула.  -  О,
если бы чем-то могла помочь тебе, Билли.
     - Можешь, - сказал он и потрогал ее грудь.
     Они занялись любовью. А потом он заснул, забыв обо всем.  Утром  весы
показали 176.



                            12. ДАНКЕН ХОПЛИ

     У себя в конторе он договорился относительно отпуска  для  проведения
метаболических анализов. Кирк Пеншли был до неприличия готов удовлетворить
его просьбу в любой форме, из чего Халлек сделал горький  вывод:  от  него
хотят избавиться. После того, как исчезли его  три  подбородка,  ввалились
щеки, а кости на лице стали выпирать, он  стал  для  конторы  своеобразным
пугалом.
     - Ну, конечно же! О чем речь?! - воскликнул Пеншли прежде, чем  Билли
до конца изложил свою просьбу. Слишком радушно  звучал  его  голос  -  так
говорят люди,  понимающие,  что  дело  -  дрянь,  но  формально  этого  не
признающие. Глаза его скользнули к тому месту, где у Билли Халлека  прежде
был живот. - Бери столько времени, сколько тебе потребуется, Билл.
     - Три дня мне будет достаточно, - ответил он.
     Теперь он звонил Пеншли из телефонной будки возле кафетерия Баркера и
говорил ему, что придется взять более трех дней. Да, более трех дней,  но,
возможно, не только для метаболических  анализов.  Утраченная  идея  снова
неясно зародилась в голове. Она еще не была оформившейся надеждой, но хотя
бы кое-что.
     - На сколько дней? - спросил Пеншли.
     - Я точно и сам не знаю, - сказал Халлек. - Может, две недели. Может,
даже и месяц.
     На другом конце провода воцарилась тишина, и Халлек  представил  себе
подтекст, который прочел в его словах Пеншли: "На  самом  деле  я  имею  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.