Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Рози лежала  на  кровати,  ожидая  прихода  сна,  слушая  стрекот
сверчков, доносившийся из Брайант-парка.
     Погружаясь в сон, она припомнила - без боли, как будто с большого
расстояния - восемьдесят пятый год и дочь Кэролайн. Если принять точку
зрения Нормана, то Кэролайн никогда и не существовало, и тот факт, что
он  согласился  с  робким  предложением  Рози  назвать  будущую   дочь
Кэролайн, ничего не менял. С точки зрения  Нормана,  существовал  лишь
головастик, который так и не успел превратиться во  взрослую  лягушку.
Даже если это произошло с головастиком женского пола, как  втемяшилось
в слабую голову его жены. Восьмистам  миллионам  красных  китайцев  от
этого ни холодно, ни жарко, как говаривал Норман.
     Тысяча девятьсот восемьдесят пятый год. Тяжелый год. Адский  год.
Она лишилась
     {(Кэролайн)}
     ребенка,  Норман  едва  не  потерял   работу   (даже,   как   она
подозревала, с трудом  избежал  ареста),  она  попала  в  больницу  со
сломанным ребром, которое едва не пробило легкое, а в качестве десерта
- теннисная ракетка. В тот год  ее  разум,  на  удивление  крепкий  до
этого, начал немного сдавать, она  почти  не  замечала,  что  полчаса,
проведенные в кресле Винни-Пуха, пролетали как пять  минут,  и  бывали
дни, когда с момента ухода мужа на работу и до его  возвращения  домой
она восемь или девять раз забиралась под душ.
     Должно быть, она забеременела в  январе,  потому  что  ее  начало
тошнить по утрам, а в феврале не было месячных. История,  приведшая  к
"служебному выговору" - тому, который сохранится в его личном деле  до
самого ухода на пенсию, - произошла с Норманом в марте.
     "Как его звали? -  спросила  она  себя,  находясь  в  пограничном
состоянии между сном и явью и на короткий миг возвращаясь к последней.
- Человека, из-за которого все и началось, как его звали?"
     Какое-то время она не могла вспомнить имени, зная  лишь  то,  что
это был чернокожий... клоун коверный,  как  не  раз  повторял  Норман.
Затем всплыло имя.
     - Бендер, - пробормотала она в темноту, слыша приглушенный  треск
сверчков. - Ричи Бендер. Вот как его звали.
     "Восемьдесят пятый год". Адский год. Адская {жизнь}. А теперь эта
жизнь. Эта комната. Эта кровать.  И  стрекот  сверчков.  Рози  закрыла
глаза и уснула.



                                  9


     Менее, чем в трех милях от своей жены Норман  лежал  на  кровати,
погружаясь в сон, постепенно соскальзывая в темноту и прислушиваясь  к
непрерывному шуму машин на Лейкфрант-авеню под окнами  его  номера  на
девятом этаже. Зубы и челюсти продолжали  болеть,  но  боль  поутихла,
казалась теперь отдаленной, несущественной, погашенной смесью аспирина
и виски.
     Погружаясь в сон, он припомнил Ричи Бендера; словно они, Норман и
Рози,  сами  того  не  сознавая,  на  короткое  время  соединились   в
телепатическом поцелуе.
     - Ричи, -  пробормотал  он  в  полумраке  гостиничного  номера  и
положил руку на закрытые глаза. - Ричи Бендер, кретин  поганый.  Сукин
ты сын, Ричи.
     Суббота, это была суббота - первая суббота мая восемьдесят пятого
года. Девять лет назад. В тот день  около  одиннадцати  утра  какой-то
коверный клоун вломился в магазин самообслуживания "Пейлесс"  на  углу
Шестидесятой и Саранака, всадил две пули  в  череп  кассира,  обчистил

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.