Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


                                  4


     А  маленькая  шлюха  рядом  с  ним  ничего  себе,  решил  Норман;
обтягивающие  красные  штанишки,  кругленькая  маленькая   попка.   Он
приотстал на пару шагов,  чтобы  насладиться  видом  с  более  удобной
точки, но почти в тот же момент она юркнула в дверь  маленького  кафе.
Проходя мимо, Норман глянул в окно, но не заметил ничего интересного -
всего-навсего кучка старых кошелок, жующих утиное дерьмо  и  пускающих
пузыри в чашках кофе и чая, да  несколько  официантов,  снующих  между
столиками своей вихляющей женоподобной походкой.
     "Старушкам,  должно  быть,  такая  походка  нравится,  -  подумал
Норман. -  Женоподобная  походка,  наверное,  приносит  дополнительные
чаевые". Пожалуй, он прав. С чего бы еще взрослым мужчинам так  вилять
бедрами? Очевидно, они {все} гомики... возможно ли такое?
     Его направленный внутрь "Горячего горшка"  взгляд  -  короткий  и
равнодушный - на миг скользнул по одной леди,  резко  отличавшейся  по
возрасту от голубоволосых напудренных мумий,  сидевших  за  столиками.
Она шла от окна к расположенной в дальнем конце помещения  стойке.  Он
быстро опустил взгляд ниже  талии,  потому  что  его  взгляд  {всегда}
обращался на эту часть женского тела, когда на пути  попадалась  сучка
моложе сорока лет, и решил, что бабенка неплоха, хотя, впрочем,  и  не
представляет собой ничего особенного.
     "Такая же задница была у Роуз, - подумал он. - До тех  пор,  пока
она не перестала следить за собой, пока не растолстела, как квочка".
     И  еще  он  отметил,  что  у  направлявшейся  к  стойке   женщины
бесподобные волосы, собственно, гораздо лучше, чем  попка,  однако  ее
прическа не заставила его вспомнить о жене. Роуз, которую мать Нормана
всегда называла брюнеткой,  уделяла  минимум  внимания  своим  волосам
(Норман считал, что большего, учитывая их  невзрачный  мышиный  окрас,
они и не заслуживали). Стягивала их  обычно  на  затылке  в  лошадиный
хвост и перехватывала резинкой; если они выходили  в  ресторан  или  в
кино, вплетала эластичную цветную ленту, какие продаются в киосках  на
каждом углу.
     Женщина, на  которую  упал  случайный  взгляд  Нормана,  была  не
брюнеткой, а узкобедрой блондинкой, и волосы ее не стянуты в лошадиный
хвост  на  затылке.  Они  опускались  до  середины   спины   аккуратно
заплетенной косой.



                                  5


     Пожалуй,  лучшим  событием  за  весь  день,  лучшим   даже,   чем
ошеломляющее известие о  том,  что  она,  возможно,  стоит  для  Робби
Леффертса  тысячу  долларов  в  неделю,  стало  выражение   лица   Пэм
Хейверфорд, когда Рози  отвернулась  от  кассового  аппарата  с  новой
чашкой чая и шагнула навстречу подруге. Сначала взгляд Пэм  равнодушно
скользнул  по  ней,  не  узнавая...  потом  внезапно  вернулся,  глаза
мгновенно округлились. Губы Пэм разъехались в  улыбке,  она  буквально
{завизжала}, перепугав пожилых  чопорных  дам,  составлявших  основную
массу посетителей кафе.
     - Рози? Ты? О... Боже... {Боже мой}!
     - Это я, - ответила Рози, смеясь и  заливаясь  краской  смущения.
Она чувствовала, что люди оборачиваются, чтобы посмотреть  на  нее,  и
обнаружила - чудо из чудес, - что ни капельки не против.
     Они прошли с чаем к своему любимому столику у окна, и  Рози  даже

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.