Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

погромче, мэм?
     Ей не хотелось говорить погромче;  ей  вообще  хотелось  повесить
трубку. Но она не могла. Потому что если Анна права, над  Биллом  тоже
нависла опасность - серьезнейшая опасность.  В  том  случае,  конечно,
если некто, представляющий  эту  самую  опасность,  сочтет,  что  Билл
слишком близок к ней. Она откашлялась и попробовала снова.
     - Билл? Это Рози.
     - Рози! - воскликнул он обрадованно. - Эй, как поживаете?
     Его нескрываемая, искренняя радость только  ухудшила  дело;  Рози
неожиданно показалось, что кто-то всадил  ей  нож  в  живот  по  самую
рукоятку.
     - Я  не  смогу  поехать  с  вами  в  субботу,  -   сообщила   она
скороговоркой. Слезы бежали все быстрее  и  быстрее,  выползая  из-под
ресниц, словно отвратительный горячий жир. - И вообще я никогда никуда
с вами не поеду. Я просто сошла с ума, когда решила, что смогу.
     - Господи, Рози! О чем вы говорите? Что произошло?
     От паники в его голосе - не рассерженности, которую она  ожидала,
а настоящей паники - у нее сжалось  сердце,  но  его  испуг  почему-то
показался ей еще хуже. Она не в силах была  слышать  этот  растерянный
голос.
     - Не звоните мне  и  не  приезжайте  больше,  -  сказала  она,  и
неожиданно перед ней с необыкновенной отчетливостью  возник  кошмарный
образ Нормана, стоящего на противоположной стороне улицы  напротив  ее
дома под ливнем, в плаще с  поднятым  воротником,  нижняя  часть  лица
освещена уличным фонарем, верхняя скрывается в тени от полей шляпы,  -
он стоит, как жестокий, похожий на  дьявола  злодей-убийца  из  романа
женщины, скрывающейся под псевдонимом Ричард Расин.
     - Рози, я не понимаю...
     - Я знаю, и так даже лучше. -  Ее  голос  дрожал,  готовый  снова
рассыпаться на кусочки. - Держитесь от меня подальше, Билл.
     Она быстро положила трубку на рычаг, какое-то время  смотрела  на
телефон, затем испустила громкий, полный невыносимой боли крик. Обеими
руками Рози столкнула телефон с коленей. Трубка отлетела на всю  длину
шнура и замерла на  полу;  непрерывный  гудок  свободной  линии  связи
странно смахивал на треск сверчков, убаюкавший ее ночью в понедельник.
Внезапно она почувствовала, что больше не может слышать этот гудок, ей
показалось,  что  если  он  продлится  еще  несколько  секунд,  голова
расколется надвое. Она встала, подошла к стене, присела на корточки  и
выдернула шнур из розетки. Когда  попыталась  снова  встать,  дрожащие
ноги отказались ей повиноваться.  Она  села  на  пол  и  закрыла  лицо
руками, давая волю слезам. Другого выбора  у  нее,  собственно,  и  не
было.
     В течение всего разговора Анна настойчиво повторяла,  что  она  в
этом не уверена, что и Рози не может знать наверняка, несмотря на  все
свои подозрения. Но Рози {знала}. Это  Норман.  Норман  здесь,  Норман
лишился остатков разума, Норман  убил  Питера  Слоуика,  бывшего  мужа
Анны, Норман ищет ее.



                                  7


     В пяти кварталах от "Горячего горшка", где не хватило только пять
секунд, чтобы столкнуться со  взглядом  жены,  смотревшей  в  окно  на
прохожих, Норман свернул в дверь магазинчика  "Не  дороже  5".  "Любой
предмет в нашем магазине стоит не  больше  пяти  долларов!"  -  гласил
плакат, вытянувшийся вдоль всей стены.  Над  ним  висел  отвратительно
нарисованный  портрет  Авраама  Линкольна.  На  бородатой   физиономии
Линкольна сияла широкая самодовольная улыбка, один глаз  прищурился  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.