Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

{плавало}, теперь оно скакало.
     И все же он не мог до конца поверить в  то,  что  сделала  с  ним
жирная черномазая стерва. Да, он знал и понимал это,  но  понимание  и
вера отстоят подчас на целые миры Друг от Друга, и его состояние  тому
замечательный   пример.   Как   будто   произошла   черная,    мрачная
трансмутация, превратившая  его  в  некое  новое  существо,  создание,
беспомощно скользящее по поверхности  восприятия  и  позволяющее  лишь
изредка, в странные, стихийно возникающие  периоды,  когда  включалось
сознание, мыслить связно.
     Он помнил, как в последний раз поднялся на  ноги  за  сатиром,  с
лицом, кровоточащим от  множества  порезов  и  царапин,  с  забившимся
кровью и грязью  носом,  с  болью  во  всем  теле  от  столкновений  с
инвалидной коляской, с тяжестью в ребрах и  внутренностях,  оставшейся
после того, как  на  нем  прыгали  триста  фунтов  чернозадой  Грязной
Герти... но с этими ощущениями еще можно жить, -  с  этими  и  многими
другими. А вот влага из ее мочевого пузыря, ее запах,  сознание  того,
что на нем не просто моча, а {женская} моча, заставляли  его  рассудок
спотыкаться каждый раз, когда он думал об этом. Ему хотелось  кричать,
и постепенно мир - тот, с которым он отчаянно желал сохранить разумный
контакт, если,  конечно,  не  хотел  оказаться  в  конечном  итоге  за
решеткой, возможно в смирительной рубашке и с изрядной дозой  торазина
в крови - постепенно этот мир растворялся в тумане.
     Продвигаясь вдоль забора, он говорил себе:  "Вернись,  вернись  к
ней, ты должен вернуться и убить ее, прикончить ее,  задушить  за  то,
что она сделала  с  тобой,  иначе  никогда  больше  не  сможешь  спать
спокойно, это единственный способ сохранить способность {думать}".
     Но в глубине души Норман знал,  что  возвращение  бессмысленно  и
опасно, возвращение ни к чему не приведет и только ухудшит и без  того
отвратительную ситуацию, в которой он  оказался,  и  потому  продолжал
бежать.
     Наверное,   Грязная   Герти   решила,   что   его   испугал   шум
приближающихся людей, но она ошибалась. Он обратился в бегство потому,
что боль в ребрах не давала ему сделать вдох больше  чем  на  половину
объема легких, потому что боль рвала на части  внутренности,  а  яички
пульсировали глубокой спазматической болью, знакомой только мужчинам.
     Впрочем, и не боль сама по себе заставила его отступить -  а  то,
что она означала. Он побоялся, что, если снова  бросится  в  атаку  на
Грязную  Герти,  ей  удастся  не  просто  свести  поединок  вничью,  а
победить. И потому он побежал,  тяжелыми  скачками  продвигаясь  вдоль
деревянного забора  со  скоростью,  на  которую  только  способно  его
измученное тело, а насмешливый голос Грязной  Герти  преследовал  его,
как привидение: "Она просила передать тебе привет...  от  ее  почек...
через {мои} почки... маленький привет, Норми... получай..."
     Затем произошел  очередной  скачок  сознания,  совсем  небольшой,
камешек  его   рассудка   скользнул,   отталкиваясь   по   поверхности
реальности, подпрыгнул вверх, в закрытую для восприятия зону, а  когда
он снова обрел  способность  мыслить,  видеть,  слышать,  чувствовать,
прошло  уже  некоторое  время  -  не  очень  продолжительное,   секунд
пятнадцать, а может, целых сорок пять.
     Он бежал по центральной аллее к аттракционам, бежал бездумно, как
корова, спасающаяся от стаи  оводов,  бежал,  собственно,  {прочь}  от
выхода из парка, вместо того  чтобы  стремиться  к  выходам,  бежал  к
пирсу, бежал к озеру, где проще простого окружить его, прижать к  воде
и поймать.
     Между тем в его голове  завизжал  голос  отца,  главного  в  мире
любителя щупать детские мошонки (а также, если  учесть  один  памятный
выезд  на  охоту,  главного  в  мире  любителя  позабавиться  и  более
предосудительными, с точки  зрения  общества,  способами).  "Это  была
женщина! - вопил голос Рэя Дэниелса. - Ты позволил какой-то бабе взять
верх над  тобой,  Норми!  Ты  позволил,  чтобы  тебя  вздула  какая-то

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.