Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

{плавало}, теперь оно скакало.
     И все же он не мог до конца поверить в  то,  что  сделала  с  ним
жирная черномазая стерва. Да, он знал и понимал это,  но  понимание  и
вера отстоят подчас на целые миры Друг от Друга, и его состояние  тому
замечательный   пример.   Как   будто   произошла   черная,    мрачная
трансмутация, превратившая  его  в  некое  новое  существо,  создание,
беспомощно скользящее по поверхности  восприятия  и  позволяющее  лишь
изредка, в странные, стихийно возникающие  периоды,  когда  включалось
сознание, мыслить связно.
     Он помнил, как в последний раз поднялся на  ноги  за  сатиром,  с
лицом, кровоточащим от  множества  порезов  и  царапин,  с  забившимся
кровью и грязью  носом,  с  болью  во  всем  теле  от  столкновений  с
инвалидной коляской, с тяжестью в ребрах и  внутренностях,  оставшейся
после того, как  на  нем  прыгали  триста  фунтов  чернозадой  Грязной
Герти... но с этими ощущениями еще можно жить, -  с  этими  и  многими
другими. А вот влага из ее мочевого пузыря, ее запах,  сознание  того,
что на нем не просто моча, а {женская} моча, заставляли  его  рассудок
спотыкаться каждый раз, когда он думал об этом. Ему хотелось  кричать,
и постепенно мир - тот, с которым он отчаянно желал сохранить разумный
контакт, если,  конечно,  не  хотел  оказаться  в  конечном  итоге  за
решеткой, возможно в смирительной рубашке и с изрядной дозой  торазина
в крови - постепенно этот мир растворялся в тумане.
     Продвигаясь вдоль забора, он говорил себе:  "Вернись,  вернись  к
ней, ты должен вернуться и убить ее, прикончить ее,  задушить  за  то,
что она сделала  с  тобой,  иначе  никогда  больше  не  сможешь  спать
спокойно, это единственный способ сохранить способность {думать}".
     Но в глубине души Норман знал,  что  возвращение  бессмысленно  и
опасно, возвращение ни к чему не приведет и только ухудшит и без  того
отвратительную ситуацию, в которой он  оказался,  и  потому  продолжал
бежать.
     Наверное,   Грязная   Герти   решила,   что   его   испугал   шум
приближающихся людей, но она ошибалась. Он обратился в бегство потому,
что боль в ребрах не давала ему сделать вдох больше  чем  на  половину
объема легких, потому что боль рвала на части  внутренности,  а  яички
пульсировали глубокой спазматической болью, знакомой только мужчинам.
     Впрочем, и не боль сама по себе заставила его отступить -  а  то,
что она означала. Он побоялся, что, если снова  бросится  в  атаку  на
Грязную  Герти,  ей  удастся  не  просто  свести  поединок  вничью,  а
победить. И потому он побежал,  тяжелыми  скачками  продвигаясь  вдоль
деревянного забора  со  скоростью,  на  которую  только  способно  его
измученное тело, а насмешливый голос Грязной  Герти  преследовал  его,
как привидение: "Она просила передать тебе привет...  от  ее  почек...
через {мои} почки... маленький привет, Норми... получай..."
     Затем произошел  очередной  скачок  сознания,  совсем  небольшой,
камешек  его   рассудка   скользнул,   отталкиваясь   по   поверхности
реальности, подпрыгнул вверх, в закрытую для восприятия зону, а  когда
он снова обрел  способность  мыслить,  видеть,  слышать,  чувствовать,
прошло  уже  некоторое  время  -  не  очень  продолжительное,   секунд
пятнадцать, а может, целых сорок пять.
     Он бежал по центральной аллее к аттракционам, бежал бездумно, как
корова, спасающаяся от стаи  оводов,  бежал,  собственно,  {прочь}  от
выхода из парка, вместо того  чтобы  стремиться  к  выходам,  бежал  к
пирсу, бежал к озеру, где проще простого окружить его, прижать к  воде
и поймать.
     Между тем в его голове  завизжал  голос  отца,  главного  в  мире
любителя щупать детские мошонки (а также, если  учесть  один  памятный
выезд  на  охоту,  главного  в  мире  любителя  позабавиться  и  более
предосудительными, с точки  зрения  общества,  способами).  "Это  была
женщина! - вопил голос Рэя Дэниелса. - Ты позволил какой-то бабе взять
верх над  тобой,  Норми!  Ты  позволил,  чтобы  тебя  вздула  какая-то

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.