Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

очертания трапеции и приобрело  форму  круга.  Словно  дверь  за  ними
постепенно сужалась, как диафрагма фотоаппарата. Рози ощутила  желание
обернуться и посмотреть на происходящее, но сдержалась. А  когда  Билл
попытался оглянуться, она мягко,  но  настойчиво  взяла  ладонями  его
голову и повернула к себе.
     - Не надо, - попросила она. - Какой от этого прок? Что бы там  ни
произошло, всему настал конец.
     - Но...
     Пятно света сократилось до ослепительно яркой точки, и  в  голове
Рози вихрем пролетела мысль о том, что, если Билл сейчас возьмет ее за
руки и выведет  на  середину  комнаты  для  танца,  свет,  словно  луч
прожектора, последует за ними.
     - Не надо, - повторила она. - Забудь обо всем, что  видел.  Пусть
все станет, как было.
     - Но где Норман, Рози?
     - Его больше нет,  -  просто  ответила  она  и  тут  же  добавила
вдогонку. - Как и свитера, и куртки, которую ты мне одолжил.  Свитерок
был паршивый, а вот куртку жалко.
     - Эй! - Он уставился на нее в немом потрясении. - Не потей  из-за
чепухи!
     Пятнышко холодного света сжалось до размеров спичечного  коробка,
затем булавочной головки, а потом исчезло, оставив  на  сетчатке  глаз
плавающий белый отпечаток. Она заглянула в  шкаф.  Картина  находилась
там,  куда  она  положила  ее  после  своего  первого  путешествия   в
нарисованный неизвестным художником  мир,  но  она  опять  изменилась.
Теперь на полотне были изображены лишь вершина холма и полуразрушенный
храм  у  подножия,  освещенные  последними  лучами  висящей  у  самого
горизонта луны. Пейзаж, от которого веет тишиной и покоем  и  где  нет
даже намека на близость человека, делали картину, по мнению Рози,  еще
более похожей на классическую.
     - Господи, - покачал головой Билл,  растирая  ладонями  распухшую
шею. - Что произошло, Рози? Я не соображаю, что {произошло}!
     С момента их прихода в мир картины прошло, по всей видимости,  не
очень много времени; дальше по коридору продолжал вопить подстреленный
Норманом сосед.
     - Я должен проверить, не нужна ли  ему  помощь,  -  заявил  Билл,
поднимаясь на ноги. - Не могла бы ты вызвать скорую помощь? И полицию?
     - Конечно. Думаю, они и так уже в пути, но я все равно позвоню.
     Он подошел к двери, затем оглянулся в  нерешительности,  все  еще
растирая шею. - Что ты скажешь полицейским? Она помедлила  с  ответом,
затем улыбнулась. - Не знаю... но придумаю что-нибудь. В последние дни
вынужденная импровизация стала моим  коньком.  Иди,  иди,  делай  свое
дело.
     - Я люблю тебя, Рози, - единственное, в чем я уверен сейчас.
     Он вышел прежде, чем она успела ответить. Она сделала пару  шагов
за ним, затем остановилась. В  дальнем  конце  коридора  Рози  увидела
слабый дрожащий огонек свечи.
     - Святая  корова!  -  произнес  незнакомый  голос.  -  Его   что,
подстрелили?
     Негромкий ответ Билла заглушил  новый  вопль  соседа.  Раненного,
судя по всему, не очень серьезно,  иначе  вряд  ли  он  производил  бы
столько шума.
     "Нехорошо",  -  одернула  она  себя,   поднимая   трубку   нового
телефонного аппарата и набирая номер девятьсот одиннадцать, -  телефон
службы спасения. Пожалуй, мир теперь видится ей немного под иным углом
зрения, и мысль о человеке, кричащем в дальнем конце  коридора,  стала
результатом этого нового взгляда.
     - Все это неважно, если я буду  помнить  о  древе,  - проговорила
она, не понимая, собственно, ни почему сказала так,  ни  что  означают
эти слова.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.