Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Вы человек, у которого масса проблем.
     - Да нет у меня никаких проблем, - возразил Пэрри.
     - Не старайтесь меня переубедить, -  произнес  таксист.  -  Я  же
знаю. Я разбираюсь в людях, И скажу вам еще  вот  что:  ваши  проблемы
связаны с женщинами.
     - И снова невпопад. Я женат и счастлив в браке".
     Неожиданно ни с того, ни с  сего  она  представила  голос  Пэрри:
голос  Джеймса  Вудса,  нервный  и   напряженный,   но   с   заметными
ироническими нотками. Это воодушевило ее,  и  она  продолжила  чтение,
разогреваясь, как спортсмен во время разминки, видя перед собой  сцену
из несуществующего фильма, в  котором  Джеки  Глейсон  и  Джеймс  Вудс
разговаривают в такси, мчащемся по ночным улицам города.
     - "Удар на удар. Вы не женаты. Но когда-то были  женаты,  и  брак
оказался не совсем удачным.
     - А-а, я все понял. Вы там находились. Вы все время  прятались  в
шкафу.
     Водитель помолчал.
     - Я расскажу вам про вашу жену. С ней трудно  было  сладить.  Она
хотела... многого. Чем больше она получала, тем больше ей хотелось,  а
она всегда получала то, что желала. Вот так-то".
     Рози дошла до конца страницы. Ощущая странный холодок  на  спине,
она молча закрыла книгу и протянула ее  Леффертсу,  который,  судя  по
виду, от счастья готов был обнять ее.
     - У вас прекрасный голос!  -  воскликнул  он.  -  Низкий,  но  не
занудный, мелодичный и очень чистый, без всякого акцента -  я  услышал
его с самого начала, но один только голос еще  ничего  не  значит.  Вы
можете {читать}! Господи, как вы можете {читать}!
     - {Разумеется}, я могу читать, - возмущенно произнесла  Рози,  не
зная, то ли ей обижаться, то  ли  посмеяться.  -  Разве  я  похожа  на
человека, который воспитывался в джунглях?
     - Нет, я не то хотел сказать,  просто  часто  даже  самые  лучшие
чтецы не способны читать вслух - пусть они не запинаются над  тем  или
иным словом, им не хватает выразительности. А диалог намного  сложнее,
чем простое повествование  -  можно  сказать,  решающее  испытание.  Я
слышал двух различных людей. Честное слово, я действительно слышал их!
     - Я тоже. Но вы извините меня, мистер Леффертс, мне  правда  надо
торопиться. Я...
     Он протянул руку и, когда  она  начала  поворачиваться,  легонько
дотронулся до ее плеча. Женщина с большим жизненным  опытом  давно  бы
уже  сообразила,  что  ей  устроили  прослушивание,  пусть   даже   на
оживленном уличном перекрестке, и ее не так сильно удивило бы то,  что
затем сказал Леффертс. Рози, однако, от потрясения  временно  лишилась
дара речи, когда он предложил ей работу.



                                  6


     В  те  минуты,  когда  Роб  Леффертс  слушал  его  жену-беглянку,
читающую отрывки из книги на уличном перекрестке, Норман Дэниелс сидел
в маленьком кубике своего кабинета на четвертом  этаже  нового  здания
полицейского управления, положив  ноги  на  стол  и  забросив  руки  с
переплетенными пальцами за голову. Впервые за последние несколько  лет
у него появилась возможность положить ноги на письменный стол;  обычно
его заваливали  кипы  бумаг,  бланков,  протоколов,  обертки  от  еды,
доставленной  из  ближайшего   ресторанчика,   незаконченные   отчеты,
циркуляры, записки и все такое прочее" Норман не принадлежал  к  числу
тех  людей,  которые  привыкли  убирать  за  собой  (за  пять   недель
отсутствия жены дом, в котором Рози поддерживала идеальную  чистоту  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.