Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

странные.
      Дюжина  молодых  людей  купалась  в  одном  из  небольших
заливов, и Элвин остановился взглянуть на них. Многих он знал в
лицо, а то и по имени, и на секунду даже подумал присоединиться
к  их развлечениям. Но отягощенный грузом мыслей, Элвин в конце
концов  отказался  от  этого  намерения,  и  ограничился  ролью
зрителя.
      Внешне  нельзя  было  определить,  кто  из  этих  молодых
горожан вышел из Зала Творения в этом  году,  а  кто  прожил  в
Диаспаре  столько же, сколько и Элвин. Значительные колебания в
росте и весе не были связаны с возрастом. Люди просто рождались
такими. Вообще говоря, кто был выше, тот был  и  старше,  но  с
достоверностью  это правило можно было применять, лишь говоря о
столетиях.
      Лицо служило более  надежным  показателем.  Некоторые  из
новорожденных   были   выше  Элвина,  но  их  взгляд  отличался
незрелостью, отражая чувство изумления внезапно открывшимся  им
миром.  В  их  сознании  все  еще  удивительным образом дремали
бесконечные вереницы жизней, о  которых  им  вскоре  предстояло
вспомнить.  Элвин  завидовал  новорожденным, но не был уверен в
том,    что    они    действительно    заслуживают     зависти.
Перворожденность  была  драгоценным  даром,  который никогда не
повторится. Как это замечательно - впервые, словно в рассветной
свежести, наблюдать жизнь. Если б только мог он разделить мысли
и чувства с себе подобными!
       Тем не менее  физически  он  был  вылеплен  по  тому  же
образцу,  что  и  дети,  плескавшиеся  в воде. За миллиард лет,
начиная с основания Диаспара, человеческое  тело  не  менялось:
ведь  типовой  облик  был  навечно  заморожен  в  Банках Памяти
города. Однако  оно  существенно  изменилось,  по  сравнению  с
несовершенной  исходной моделью; впрочем, большинство переделок
были  незаметны  глазу.  За   свою   долгую   историю   человек
перестраивал  себя  неоднократно,  стремясь уничтожить болезни,
унаследованные телом.
       Исчезли такие необязательные принадлежности, как ногти и
зубы. Волосы  остались  только  на  голове,  на   теле   же   -
отсутствовали.   Но   более  всего  человека  Рассветных  Веков
поразило бы  наверное,  исчезновение  пупка;  его  необъяснимое
отсутствие  дало бы много пищи для размышлений. Неразрешимой на
первый взгляд могла бы оказаться проблема различения мужчины  и
женщины.  Тем  не  менее  было  бы  несправедливо  считать, что
разницы  между   полами   больше   нет.   При   соответствующих
обстоятельствах  мужественность  любого мужчины в Диаспаре была
бы  вне  сомнения;  просто  его   снаряжение,   пока   оно   не
требовалось, было теперь более тщательно упаковано - внутренняя
укладка   была   серьезным   улучшением  изначально  созданного
Природой неэлегантного и, по сути, рискованного устройства.
       Правда, воспроизводство уже не было  задачей  тела:  оно
являлось  слишком  важным  делом,  чтобы  оставить  его на долю
азартных игр с хромосомами вместо  игральных  костей.  Все  же,
несмотря  на  то,  что о зачатии и рождении не сохранилось даже
воспоминаний,  секс  оставался.  Ведь  даже   в   древности   с
воспроизводством  была  связана едва ли сотая часть сексуальной
активности. Исчезновение даже  этой  ничтожной  части  изменило
характер  человеческого общества, равно как и смысл слов "отец"
и "мать" - но желание сохранилось,  несмотря  на  то,  что  его
утоление  значило  теперь  не больше, чем любое другое телесное
удовольствие.
       Покинув резвых одногодок, Элвин продолжил путь к  центру
парка.  Заросли  низкого  кустарника  беспрестанно пересекались

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.