Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Словно чудом спасли они былые знания,  которые  иначе  были  бы
утеряны навсегда. Теперь они смогут, наконец, успокоиться, а их
символ  веры  постигнет  судьба  миллионов  остальных  религий,
некогда мнивших себя вечными.

     19

       В задумчивом молчании  Хилвар  и  Элвин  возвратились  к
ожидавшему  их  кораблю, и крепость вскоре вновь превратилась в
черную  тень  среди  холмов.  Быстро  уменьшаясь,   она   стала
напоминать  черный  немигающий глаз, вечно глядящий в космос, и
наконец исчезла в просторах Лиса.
       Элвин не  вмешивался  в  управление,  и  они  продолжали
подниматься,  пока  весь Лис, словно остров зелени в море цвета
охры не распростерся под ними. Элвин никогда не  забирался  так
высоко;    когда    корабль    остановился,   в   поле   зрения
путешественников был уже весь серп Земли. Лис теперь был совсем
крошечным: изумрудное пятнышко на ржавой пустыне; но далеко,  у
края  диска,  что-то  сверкало, подобно бриллианту, обточенному
человеком. Так Хилвар впервые увидел город Диаспар.
       Долго сидели  они,  наблюдая,  как  вращается  под  ними
Земля.  Из всех древних достижений Человека возможность глядеть
на Землю сверху была, вероятно,  особенно  дорога  ему.  Элвину
хотелось  бы  показать  правителям  Лиса  и Диаспара мир таким,
каким он видел его сейчас.
     - Хилвар, - сказал  он  наконец,  -  находишь  ли  ты  мои
поступки правильными?
       Вопрос  поразил  Хилвара.  Он  не подозревал о внезапных
сомнениях, овладевавших иногда его товарищем; он еще не знал  о
встрече  друга  с  Центральным  Компьютером  и  о  впечатлении,
которое  она  оставила  в  сознании  Элвина.  Этот  вопрос   не
предполагал  бесстрастного  ответа;  к  тому же Хилвар, подобно
Хедрону, хотя и с меньшим основанием, чувствовал, как тонет его
собственная индивидуальность. Его,  беспомощного,  втягивало  в
водоворот,  как и всех, кто на своем жизненном пути сталкивался
с Элвином.
     - Мне кажется, ты прав, - медленно произнес Хилвар. - Наши
народы оставались разделенными достаточно долго.
       Это,   подумал   он,   сущая   правда,   независимо   от
субъективных чувств. Но Элвин по-прежнему сомневался.
     - Есть  одна  проблема,  которая меня тяготит, - сказал он
обеспокоенно. - Это разница в продолжительности наших жизней.
       Он ничего не добавил к сказанному, но  оба  поняли  друг
друга.
     - Меня  это  также  заботило,  -  признался Хилвар, - но я
надеюсь, что когда наши народы вновь  узнают  друг  друга,  эта
проблема постепенно разрешится сама собой. Мы оба не можем быть
правы:  наши  жизни, возможно, слишком коротки, а ваши уж точно
слишком длинные. В конце концов должен наступить компромисс.
       Элвин  вновь  задумался.  Действительно,  на  этом  пути
брезжила  единственная  надежда,  но  переходные  времена будут
поистине нелегкими. Он опять вспомнил  горькие  слова  Серанис:
"Твоя  молодость  продлится еще долгие столетия после того, как
ни меня, ни Хилвара не станет". Ну  что  ж,  он  принимает  эти
условия.  Ведь даже в Диаспаре все дружеские связи омрачены той
же тенью; в конце концов, какая разница, сто лет или миллион?
       С неподвластной  логике  уверенностью  Элвин  знал,  что
благоденствие   рода   человеческого  потребует  смешения  двух
культур; и в этом  случае  счастье  каждой  отдельной  личности
станет не столь уж важным. На миг Элвин увидел человечество как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.