Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

       Диаспар не испытывал особого счастья от новой встречи  с
Элвином.  Город  все  еще  был взбудоражен, точно разворошенный
палкой  гигантский  улей.  Он  никак  не  хотел   смириться   с
действительностью;   но   для  тех,  кто  отказывался  признать
существование Лиса и внешнего мира в целом, убежища  больше  не
оставалось.  Банки  Памяти перестали принимать таких людей; те,
кто не в силах был расстаться с грезами и  стремился  бежать  в
будущее,  тщетно входили в Зал Творения. Разъединяющее холодное
пламя больше не встречало их;  они  больше  не  могли  пассивно
плыть  по  реке времени, чтобы проснуться через сто тысяч лет с
очищенным  наново  сознанием.  Все   призывы   к   Центральному
Компьютеру  были  бесполезны,  пояснить  же  свои  действия  он
отказывался.  Несостоявшиеся  беглецы  должны   были   печально
возвратиться   в   город,   чтобы   столкнуться   с  проблемами
собственной эпохи.
       Элвин и Хилвар приземлились на окраине парка, неподалеку
от Зала Совета. До последнего момента Элвин  не  был  уверен  в
том,  что  сможет  доставить  корабль  в  город  сквозь экраны,
ограждавшие небо Диаспара от внешнего  мира.  Небосвод  города,
как и все прочее, был искусственным - по крайней мере частично.
Ночь,  с ее звездным напоминанием обо всех потерях Человека, не
имела права вторгнуться в город; он был защищен также от  бурь,
иногда  бесновавшихся  в пустыне и заполнявших небо движущимися
стенами песка.
       Невидимые  стражи   пропустили   Элвина;   когда   внизу
показался  Диаспар,  он  осознал, что вернулся домой. Как бы ни
влекла его Вселенная со своими тайнами, Элвин родился  здесь  и
принадлежал   этому   месту.   Оно   никогда   не   будет   его
удовлетворять, и все  же  он  всегда  будет  возвращаться.  Ему
пришлось  преодолеть  половину  Галактики,  чтобы  постичь  эту
простую истину.
       Толпа  собралась  еще  до  посадки  корабля,   и   Элвин
призадумался  над тем, как встретят его сограждане. Наблюдая за
ними на обзорном экране, он, еще не открыв люк, мог с легкостью
читать выражение их лиц. Преобладающей эмоцией было любопытство
- для Диаспара вещь сама по себе новая.  К  нему  подмешивалось
опасение,  а кое-где безошибочно распознавался настоящий страх.
Никто не  выглядел  обрадованным  его  возвращением,  с  легкой
грустью подумал Элвин.
       Совет,  тем не менее, приветствовал его вполне корректно
- хотя и не только из чистого дружелюбия. Именно  Элвин  вызвал
этот  кризис,  но,  с  другой стороны, только он и мог сообщить
сведения,  на  основе  которых  можно  было   строить   будущую
политику.  Его  слушали  с глубоким вниманием, пока он описывал
свой полет к Семи Солнцам и встречу с Ванамондом.  Затем  Элвин
ответил на бесчисленные вопросы с терпением, которое, наверное,
удивило  вопрошавших.  Он быстро уловил господствовавший в умах
членов Совета страх перед Пришельцами,  хотя  они  ни  разу  не
упомянули  последних  и  были  явно огорчены, когда Элвин прямо
затронул эту тему.
     - Если Пришельцы еще существуют  во  Вселенной,  -  заявил
Элвин  Совету,  -  то  я, конечно, должен был бы встретить их в
самом ее центре. Но вокруг Семи Солнц нет  разумной  жизни;  мы
догадались  об  этом еще до того, как получили подтверждение от
Ванамонда. Я уверен, что Пришельцы удалились много веков назад:
Ванамонд,  возраст  которого  не  уступает  возрасту  Диаспара,
ничего о них не знает.
     - У  меня  есть  предположение,  -  вдруг  сказал  один из
Советников.  -  Ванамонд  может  быть  потомком  Пришельцев   в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.