Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

биологическое  значение.  Требовалось   постоянное   умственное
усилие,  чтобы  помнить:  законы  жизни  и смерти были отменены
создателями Диаспара. Временами Хилвару казалось, что  несмотря
на все окружающее оживление город наполовину пуст, ибо в нем не
было детей.
       Он  раздумывал  над  тем,  что  произойдет  с  Диаспаром
теперь, по окончании долгой  изоляции.  Самое  лучшее,  что,  с
точки  зрения  Хилвара,  мог предпринять город - это уничтожить
Банки  Памяти,   столько   тысячелетий   удерживавшие   его   в
зачарованном  состоянии.  Пусть  они  были  чудом  -  возможно,
величайшим  триумфом  сотворившей  их  науки  -  но  они   были
порождением больной культуры, культуры, боявшейся столь многого
в   этом  мире.  Некоторые  из  этих  страхов  основывались  на
реальности,  но  другие,  как  теперь  стало  ясно,   оказались
воображаемыми.  Хилвар  знал  уже  кое-что  о картине, начавшей
вырисовываться в результате изучения сознания Ванамонда.  Через
несколько  дней  это  станет  известно  и  Диаспару  -  и город
обнаружит, сколь многое в его прошлом было мифом.
       Но если Банки Памяти будут уничтожены, через тысячу  лет
город   будет   мертв,  ибо  его  жители  потеряли  способность
воспроизводить сами  себя.  Вот  с  какой  дилеммой  предстояло
столкнуться  -  но  в  уме  Хилвара  уже  промелькнуло  одно из
возможных  решений.  На  любую  техническую   проблему   всегда
находился  ответ, а его соотечественники являлись специалистами
в биологических науках. Сделанное однажды может быть переделано
обратно, если Диаспар того пожелает.
       Сначала, однако, город должен уяснить себе,  что  именно
он  потерял.  Его  обучение  может занять долгие годы - а может
быть, и долгие века. Но это  лишь  начало:  вскоре  воздействие
первого  урока  потрясет  Диаспар столь же глубоко, сколь и сам
контакт с Лисом.
       Новая информация потрясет также и Лис. Несмотря  на  всю
разницу  между двумя культурами, они выросли из тех же корней -
и разделяли те же иллюзии. Обе они станут здоровее,  когда  еще
раз  оглянутся  спокойным  и пристальным взглядом на потерянное
ими прошлое.

     24

       Амфитеатр  был  спланирован  так,  чтобы  вместить   все
бодрствующее  население  Диаспара,  и, вероятно, ни одно из его
десяти миллионов мест не  пустовало.  Глядя  со  своего  места,
расположенного  далеко  вверху, на огромный изгибающийся склон,
Элвин не удержался от воспоминаний о Шалмиране. Обе  чаши  были
едва  ли  не  идентичны  по  форме и размеру. Кратер Шалмираны,
заполненный человечеством, выглядел бы почти так же.
       Различие, однако, было  фундаментальным.  Огромная  чаша
Шалмираны  существовала на самом деле; этот же амфитеатр - нет.
Он был лишь призраком, образом электрических зарядов, дремавших
до поры в памяти Центрального Компьютера.  Элвин  знал,  что  в
действительности  он  по-прежнему  находится в своей комнате, и
мириады людей, которые, казалось,  окружали  его,  подобным  же
образом  пребывают  у  себя  дома. Пока он не двигался, иллюзия
была полной. Казалось, что Диаспар сгинул, и все  его  граждане
собрались здесь, в этой колоссальной чаше.
       Не  чаще одного раза в тысячу лет жизнь города замирала,
чтобы все его население могло встретиться на Великой Ассамблее.
Элвин знал, что такое же собрание проходит и в  Лисе.  Там  оно
представляло    собой    встречу    разумов,    но,   возможно,
сопровождалось  встречей   тел,   столь   же   иллюзорной,   и,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.