Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своем  месте  в этом собрании. Он искажал картину: как и Элвин,
он был анахронизмом.
       Он представлял из себя, однако, нечто  гораздо  большее.
Он  был  реален  и  с  несколько загадочной усмешкой смотрел на
Элвина.

     5

       За свою короткую жизнь Элвин повстречал  лишь  ничтожную
часть  обитателей  Диаспара.  Поэтому он не был удивлен, увидев
перед собой незнакомца. Удивился же он скорее самой возможности
столкнуться с кем-либо реальным в этой покинутой башне, у самой
границы неведомого.
       Он повернулся спиной к зеркалу и уставился на  человека,
нарушившего  его  уединение.  Опередив его, тот сам обратился к
нему:
     - Ты, я полагаю, Элвин.  Обнаружив,  что  кто-то  приходит
сюда, я сразу должен был сообразить, что это ты.
       Этими  словами  он  явно не собирался обидеть Элвина: он
просто констатировал факт, и Элвин правильно понял  его.  Элвин
не  удивился и тому, что его узнали: нравилось это ему или нет,
но его особенность  и  связанные  с  ней  нераскрытые  потенции
сделали его известным всему городу.
     - Я   Хедрон,  -  продолжал  незнакомец,  словно  это  все
объясняло. - Меня называют Шутом.
       Элвин  выглядел  смущенно,  и  Хедрон  пожал  плечами  в
притворном огорчении.
     - Ах,  вот она, слава! Впрочем, ты молод, и за время твоей
жизни шуток не происходило. Твое невежество простительно.
       В  Хедроне  было  нечто  живительно   необычное.   Элвин
покопался  в  памяти,  стараясь прояснить смысл странного слова
"Шут".  Оно  пробуждало  какие-то  отдаленные  и   малопонятные
ассоциации.  В  сложной  социальной структуре города было много
подобных титулов, и чтобы изучить  их,  понадобилась  бы  целая
жизнь.
     - А ты часто приходишь сюда? - ревниво спросил Элвин.
       Он  привык  рассматривать  Башню Лоранна как свою личную
собственность  и  слегка  досадовал,  что  ее  чудеса  известны
кому-то  еще.  Интересно  знать, однако, смотрел ли Хедрон хоть
раз на пустыню, видел ли тонущие на Западе звезды?
     - Нет,  -   сказал   Хедрон,   словно   отвечая   на   его
невысказанные  вслух мысли. - Я никогда раньше здесь не был. Но
узнавать о необычных происшествиях в городе - мое  развлечение,
а с тех пор, как Башню Лоранна посещали в последний раз, прошло
уже очень много времени.
       Элвина  слегка удивило, каким образом Хедрон узнал о его
прежних визитах. Но он тут же перестал думать об этом.  Диаспар
был  полон  глаз,  ушей  и других, более тонких органов чувств,
информировавших город обо всем происходящем в  нем  самом.  Кто
угодно,  проявив  достаточную заинтересованность, мог без труда
найти способ подключиться к этим каналам.
     - Если даже в  самом  деле  войти  сюда  -  это  необычный
поступок,  -  сказал  Элвин,  продолжая  словесную пикировку, -
почему ты должен этим интересоваться?
     - Потому что в Диаспаре, -  ответил  Хедрон,  -  необычное
является  моей  прерогативой. Я давно выделил тебя; я знал, что
мы однажды встретимся. Я тоже уникален: в своем роде. О нет, не
так как ты: это не первая моя жизнь. Тысячи раз  я  выходил  из
Зала Творения. Но где-то там, в начале, я был избран Шутом, а в
Диаспаре  бывает  не  более  одного  Шута. Впрочем, большинство

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.