Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

       Джезерак  устроился  поудобнее  в  глубинах  только  что
созданного им кресла. Ситуация  становилась  интересной,  и  он
хотел  проанализировать ее по возможности полнее. Но вряд ли он
сможет многое узнать, если только  Хедрон  не  проявит  желания
сотрудничать.
       Он   должен   был  предвидеть,  что  Элвин  когда-нибудь
повстречает  Шута  -   и   последствия   этой   встречи   будут
непредсказуемыми.  Шут  был  единственным  человеком  в городе,
которого тоже можно было назвать эксцентричным -  но  даже  его
эксцентричность  была  запланирована  творцами  Диаспара. Очень
давно было обнаружено, что без некоторой доли преступлений  или
беспорядков   Утопия   скоро   сделается   невыносимо   унылой.
Преступность,  однако,  по  самой  природе   вещей   не   могла
гарантированно  сохраняться  на  оптимальном  уровне, требуемом
социальным равновесием. Если она разрешалась и  регулировалась,
то переставала быть преступностью.
       Должность  Шута  и  была  решением,  -  на первый взгляд
наивным, на деле же глубоко утонченным - найденным  создателями
города.  Во всей истории Диаспара не нашлось и двухсот человек,
наследственность  которых  делала  их  подходящими   для   этой
необычной  роли.  Они имели определенные привилегии, защищавшие
их  от  последствий  их   же   деяний.   Правда,   были   Шуты,
переступившие  черту и понесшие единственное наказание, которое
Диаспар мог наложить - быть изгнанными в будущее еще  до  конца
их текущего воплощения.
       Изредка  Шут  неожиданно переворачивал весь город кверху
дном  какой-нибудь  шалостью,  которая  могла  быть  не  просто
тщательно  спланированной  шуткой,  но  рассчитанной  атакой на
какие-либо общепринятые в данное время взгляды или образ жизни.
С  учетом  всего  этого,  прозвище  "Шут"   казалось   наиболее
подходящим.  В  дни, когда еще существовали короли и дворы, при
них состояли люди с очень похожими обязанностями, действовавшие
в условиях подобной же безнаказанности.
     - Будет  лучше,  -  сказал  Джезерак,  -  если  мы   будем
откровенны   друг   с   другом.  Мы  оба  знаем,  что  Элвин  -
Единственный,  что  он  никогда  прежде  не  жил  в   Диаспаре.
Возможно,  ты  лучше  меня  понимаешь,  что под этим кроется. Я
сомневаюсь,   что   в   городе   может    произойти    что-либо
незапланированное,  так  что  в его появлении должна быть некая
цель. Достигнет ли он этой цели - в чем бы она ни заключалась -
я не знаю. Не знаю я также, хороша она или  плоха.  Я  не  могу
догадаться о ее сути.
     - Предположим, что она касается чего-то вне города.
       Джезерак  понимающе  улыбнулся:  Шут,  как  и  следовало
ожидать, немного пошутил.
     - Я объяснил ему, что там  находится;  он  знает,  что  за
пределами  Диаспара нет ничего, кроме пустыни. Отведи его туда,
если ты в состоянии: возможно,  ты  знаешь  дорогу.  Стоит  ему
увидеть  действительность,  и  странности  его  рассудка,  быть
может, будут излечены.
     - Я думаю, что он уже видел ее, - тихо произнес Хедрон.
       Но это он сказал себе, а не Джезераку.
     - Я  не  верю  в  то,  что  Элвин  счастлив,  -  продолжал
Джезерак.  -  У  него  не появилось подлинных привязанностей, и
трудно ожидать, что они появятся, пока он страдает этой манией.
Но, в конце концов, он очень  молод.  Он  может  перерасти  это
состояние и включиться в городскую жизнь.
       Джезерак   говорил   так,   убеждая   сам  себя;  Хедрон
сомневался в том, что он верит в свои слова.
     - Скажи мне, Джезерак, - резко спросил Хедрон, - знает  ли

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.